10:45 

Отражение. Аромат крови (часть 6)

WildMoon
Когда не знаешь, чего хочешь от жизни, перед тобой открываются сотни возможностей
Фэндом: Naruto
Саске/Наруто, Наруто/Хината
Автор: WildMoon (aka Саарат)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Слэш, Романтика, Фэнтези, AU, Вампиры
Предупреждения: OOC
Пока в процессе

Описание:
Жизни оборотня и вампира совершено разные. Но встретившись, их судьбы переплетаются всё сильней.

Пролог + Части 1-3
Часть 4
Часть 5

Хозяйка распахнула массивные ставни, широко отворяя окно и впуская внутрь утренний воздух. Солнечные лучи только начали затапливать улицы и ранний подъем как нельзя лучше подходил для скрипучих косточек женщины. Она недовольно поморщилась, ощущая застарелый пыльный душок, тянувшийся из внутренних помещений, и для пущего эффекта отворила настежь ещё и заднюю дверь. Несколько приживалок лениво вылезали из своих коморок. Удивительно, но даже при всех жалобах на скромность их уголков, никто из них не стремился подыскать себе жилище получше.
Несколько девиц спустились вниз и хозяйничали на кухне. И пока женщина заканчивала с простынями, успели быстро сварганить себе завтрак и убежать – по делам или на работу. И только тогда Хозяйка заметила, что Наруто ещё не спускался. У неё проскользнула мысль, что, возможно, у паренька сегодня выходной или он просто прогуливает. Но забота о повседневных хлопотах вытеснила эти размышления. Ей не было до этого никакого дела. Всё-таки, она не держала за него ответственность. Женщине было всё равно.

Юноша помнил, что смог подняться и дойти до конца переулка. Оперевшись на стену, сделать ещё пару нетвердых шагов. Дыхание то и дело перехватывало и даже несколько глубоких судорожных вздохов давались с трудом. Всё было как в тумане. Алая дымка, вперемешку с невыносимой жаждой, застилала взор. Мир покачнулся.

Открыв глаза, Наруто невольно дернулся. Бок обожгло огнем, будто к нему приложили раскаленную кочергу. Однако, тишина и тепло словно обернулись вокруг. Взгляд упёрся в прогнившие потолочные балки. Скорее всего, склад. Или чердак. Жесткий загаженный крысами тюфяк, на котором лежал Наруто, беспокоил в последнюю очередь.
Напротив сидел Саске. Его взгляд был внимательным, цепким и чуть безразличным. Он расположился по-турецки, поджав скрещенные ноги, и подпирал подбородок. Длинная челка ниспадала на глаза, прикрывая. Создавала удивительную ауру, придающую загадочно-отстраненное выражение его лицу. Вампир насторожился. Внутренне подобрался. Но пока явной опасности не было. Он огляделся, вникая в ситуацию, в которую попал.
Логика была проста - сам он забраться на чердак не мог. Раненый, обуреваемый клокочущей в горле жаждой. Вампирские инстинкты подсказали бы ему забиться поглубже – канализация, подвал, пещера. Но никак не крыша, куда первым делом заберутся утренние лучи – яркая, мучительная смерть ночного охотника. Значит, его сюда принесли. Наруто предположил, что это мог сделать молодой оборотень.
Встречаясь взглядом с черной бездной, мимолетная дрожь прошлась по его телу. На дне глаз Саске плескалось багровое марево сдерживаемой силы. И как отражение, взгляд светловолосого юноши зажегся алыми искрами.
Лицо аристократа было бесстрастным, а дыхание - ровным. Вампир заметил, как мерно бьется жилка на его алебастровой шее. В голове зашумело. Наруто сжал горло. Будто тысячи острых иголок воткнулись изнутри. Приносящая боль жажда - результат отравления серебром. Давно уже вампир не получал таких серьезных ранений. Нужна кровь, чтобы вылечиться.
Оборотень медленно поднялся, лишь для того, чтобы присесть напротив застывшего юноши.
- Как ты? – бесцветно спросил Саске. Вздрогнув от звуков его голоса, Наруто мертвой хваткой вцепился в тюфяк. Старался не показать своего волнения, но крупинки тревоги проскальзывали в его нервных, рваных вздохах и колыхающихся зрачках. Жажда заполняла изнутри, и вампир всерьез опасался, что может сорваться. В таком состоянии ему не победить оборотня, даже такого молодого, как Саске.
- Терпимо, - только и смог выдавить из себя вампир.
- По тебе не скажешь. Ты пол-улицы залил кровью. Пить хочешь?
Сил хватило только на то, чтобы отрывисто кивнуть. Наруто мог предположить, что неопытный аристократ нальет ему стакан воды. Но вместо этого Саске протянул руку и вскрыл себе запястье вытянувшимся когтем. У вампира перехватило дыхание. Капли густой крови срывались вниз, в подставленную посудину.

Пил он жадно, в несколько глотков осушив чашу. Алая живительная влага чуть притупила голод. Но Наруто чувствовал, как он раскатами надвигающейся бури грохочет внутри. С каждым ударом сердца о грудную клетку. Вздохом спертого чердачного воздуха. Саске смотрел спокойно, бесстрастно. Он будто и не замечал водоворота в глазах светловолосого юноши напротив.
- Что со стражником? – спросил Наруто, приводя рваное дыхание в подобие нормы.
- Мёртв. Приложи ты больше силы - мог бы раскроить ему челюсть. Недурно, - странно было слышать подобное одобрение. После секундной паузы Саске добавил. - Как он тебя выследил?
- Не знаю, - ответил Наруто. Честностью на честность. В словах аристократа не чувствовалось лжи. Но в голове вампира уже проскальзывали мысли о том, чтобы вернуться - проверить. – Я думал, что хорошо замаскировался. Хотя, как-то я встретил его на улице, когда… был голоден. Должно быть, он что-то заподозрил.
- Он был охотником. С серебром стража не ходит.
- Да. Верно, - вампир заметил, как на секунду аристократ заколебался. Отвел глаза, будто что-то обдумывая, и по его лицу проскочила тень, которую юноша распознать не успел.
- Вот, я вернулся и забрал это. На всякий случай, - оборотень вывалил перед Наруто небольшой мешок. Несколько ножей из горного серебра. По виду – искусно сделанных и весьма дорогих. Неразборчивые записи на потертых желтых страницах, бледневших в общей массе вещей. Мешочки с дурно-пахнущими травками или, наоборот, совсем без запаха. Наруто безынтересно порылся среди вещей охотника, но ничего стоящего не обнаружил.
Из очередной стопки хлама выпал массивный грубый перстень. Подкатился к самым ногам вампира и тот придвинулся ближе, чтобы рассмотреть. Сверкающий, с бледно-желтым камнем, он приятной тяжестью лежал на раскрытой ладони.
- Он явно не дешевый, - заметил Саске, тоже разглядывая перстень. - Откуда у охотника столько денег?
- Профессия позволяет.
Оборотень взглянул на вампира, лишь на секунду позволив лицезреть недоумение на своем лице.
- Откуда знаешь?
- Просто знаю, - не стал развивать тему Наруто, кидая перстень к остальным вещам. Саске не настаивал.
- Мне нужно больше… пищи. Рана слишком глубокая. Я не смогу её быстро залечить.
Саске глядел в сторону и, после небольшой заминки, произнес:
- Могу предложить бродягу с улицы. Не более. Таскать сюда баб я не буду.
- С чего такая щедрость? – опешил Наруто, но рискнул - спросил. Оборотень всерьез предлагал принести пищу? Вопрос давно крутился на языке, но он не смел задать его раньше. – Почему ты помогаешь мне?
- По правде – сам не знаю.
Он придвинулся ближе, и вампир почувствовал горячий выдох на своей коже. Глаза в глаза.
- Ответишь на вопрос? – нарочито бесстрастно спросил оборотень. Но Наруто видел, как сильно собеседника интересует ответ.
- Смотря на какой.
- Как? Как ты ходишь днем, не сгорая?
Дрожь прошлась по телу Наруто. Он облизнул вмиг пересохшие губы и потянулся к камню на шее. Сжал потеплевший кусочек силы в ладони и этот жест был Саске ответом. Кристалл.
Оборотень бесшумно выдохнул.
- Я найду для тебя что-нибудь, - с этими словами молодой аристократ скрылся в провале люка в полу.

Было темно. Единственная лучина давно догорела, а достать ещё одну не представлялось возможности. Ещё днем Саске притащил бессознательного забулдыгу. От этого человека за версту разило перегаром и помоями и Наруто показалось, что его сейчас вывернет в углу от этой ужасной вони. Видимо сам оборотень тоже не испытывал комфорта рядом с этим ходячим алкогольным кувшином – аристократ поморщился, скидывая тело на пол и отошел подальше.
Сил было мало. Вампир не стал ждать и, пересиливая отвращение, намертво присосался к шее, жадно впитывая кровь. Даже сквозь алкогольную бессознательность выпивала хрипло застонал от боли и Саске передёрнуло. От зоркого взгляда Наруто не ускользнул этот факт и он, выпустив тело, выразительно посмотрел на оборотня.
- Если тебе неприятно смотреть – то лучше уйди, - тихо, но отчетливо выговорил вампир. Знал, что это не лучшее зрелище. Человек, не в состоянии сопротивляться, выглядит жалко в руках ночного охотника. Даже будучи сильно потрепанным, сам Наруто выглядит не лучше. Словно в городских байках – залитое кровью порождение ночи.
Но Саске не шелохнулся. Продолжил стоять на месте, прожигая антрацитовой бездной своих глаз.
Вампиру было не по себе от этого взгляда. Он вернулся к своему занятию и вскоре обнаружил, что ещё немного – и его обед можно будет только закапывать. Предусмотрительно спрятанное под легким пледом лезвие сверкнуло в его ладони, и оставило несколько неглубоких полос на шее жертвы. Раны выглядели так, будто алкашу пытались перерезать горло, но не слишком преуспели. Недостаточно глубокие для того, чтобы наверняка убить, и несколько неаккуратные, тщательно скрывающие руку мастера.
- А ты хорош, - со страной улыбкой на губах сказал Саске, закидывая на плечо бессознательное тело.
- В чём именно? – поинтересовался вампир.
- Заметать следы, - оборотень кивнул, намекая на свежие раны.
- Всё дело в практике, - невесело выговорил Наруто, откидываясь на тюфяк. Он уже чувствовал разливающийся по венам жар. Опьянение, выпитое вместе с отравленной алкоголем кровью, захватывало его.
Оборотень почувствовал ответную иронию в его словах и ушел.
Тело нашла к утру стража, приняв алкаша за жертву грабителя.

Хината сидела у настежь открытого окна и читала. Страницы не переворачивались вот уже несколько долгих минут, выдавая то, что молодая хозяйка слишком увлечена своими мыслями.
Она была обеспокоена, но не могла позволить себе откровенно показывать чувства - кто-нибудь в особняке мог заметить.
Наруто не было вот уже несколько дней. Он не появлялся в своей каморке, хотя Хината приходила туда каждый вечер и ждала по несколько часов. Хозяин лавки, в которой работает паренек, сказал, что тот не приходил. Мужчина был зол, что позволяло судить о том, что мальчишка не предупреждал его о своем уходе или загуле.
Множество сомнений и подозрений роились в голове у девушки. Она боялась. Возможно, на него могли напасть в переулке и убить. Или избить настолько, что он лежит в какой-нибудь канаве, умирая. Почему-то Хинате приходили только такие – «плохие» мысли. Конечно, он мог никому не сообщить и уехать или просто кутить с друзьями в каком-нибудь кабаке на краю города. Но девушку упорно посещало чувство, что с Наруто приключилось что-то плохое.
Она со вздохом отложила книгу и подавила вопль, повернувшись к двери. На пороге её комнаты стоял Нейджи, пронизывая сестру взглядом.
- Ты сама не своя в последнее время, - сухо заметил он, и девушка внутренне сжалась. Она знала, что означает это его тон – брат недоволен. И возможно, причина тому – она. – Что-то случилось, Хината?
- Нет, - робко выдохнула она, отводя глаза. – Ничего. Просто неважно себя чувствую.
- Заболела? – без тени сочувствия спросил Нейджи. «Таким тоном допрашивают преступников в тюрьмах», - подумалось девушке. Она невесело улыбнулась, разглаживая складки на юбке.
- Если у тебя мигрень или температура я позову доктора.
- Не нужно, - всполошилась Хината, вскакивая со стула. Молодой человек только нелегко вздохнул, и его хладнокровная маска слетела с лица.
- С тобой что-то происходит – я чувствую, - он перевел взгляд на сестру, зацепился глазами за книгу на подоконнике. – Я в растерянности. Не знаю, как реагировать. Как помочь.
- Я не стою твоего беспокойства, брат. Всё в полном порядке, правда.
- Ты несколько минут смотрела в одну точку. Даже не заметила моего прихода. Хотя я стучал.
Хината оторопела, но Нейджи продолжил.
- Вчера одна из служанок мне сообщила, что ты практически не ешь.
- Просто нет аппетита.
- Это плохо, сестра. Если ты решила сесть на эти дурацкие модные диеты, то …
- Нет, что ты! Нет, - перебила Хината. – И в мыслях не было.
- Тогда что? Если так пойдёт и дальше, ты угробишь себя! Или мне, как в детстве, заставлять тебя есть?
Девушка зарделась, вспоминая. Пожалуй, брат действительно был самым дорогим и близким человеком, но она сомневалась, что он поймет её чувства, если она расскажет. Скорее, он придёт в бешенство, если узнает, что у наследницы клана появился мужчина. Будет грандиозный скандал. Поэтому Хината решила упорно молчать. Рано или поздно брату надоест этот допрос, и он по-настоящему сдастся.

Джирайя вышел из таверны и глубоко вдохнул холодный запах приближающейся ночи. Солнце уже зашло, и темнота опускалась на окрестность, заполняя собой деревеньку. Несколько факелов разрезали мрак сумерек своим жгучим светом, не давая тамошним завсегдатаям единственного на всю округу питейного заведения свалиться в канаву или сточную яму по обочинам дороги. Джирайя не нуждался в огне. Выработанные за много лет навыки охотника позволяли ему безбоязненно идти в полной темноте. Он чувствовал поблизости сытого старого кобеля, прикорнувшего в кустах у дороги. Слышал шорохи осмелевших в сумерках мышей в высокой траве.
Калитка подалась легко. Джирайя на минуту остановился, проверяя карманы, когда услышал резкий скрипящий звук. Амбарная дверь расшаталась после того, как дерзкая коза, не желающая доиться, с разбега попыталась её вынести. Как ни странно, с животиной ничего не случилось. Менее упрямой после знакомства с древесиной, выдержавшей, пожалуй, даже таран, она не стала. Зато дверь начала противно поскрипывать, если не была плотно закрыта.
Старый охотник подумал и для верности перекинул ещё и внешний засов. Мало ли? С этой дурной козы станется до конца выбить несчастную дверь.
Над лесом с криком взвились птицы. Деревенские шавки лениво вторили им, но вскоре выдохлись и замолкли. Джирайе это не понравилось. Что-то было не так.

Тяжелые глухие удары выдернули Цунаде из сна, и она не сразу сообразила, что это так стучали в дверь. За окном начинался рассвет. Первые солнечные лучи только показывались из-за могучих верхушек деревьев. Кого могло принести в такую рань? Старушка распахнула дверь, сжимая в руке разделочный нож. Но он тут же выпал из вмиг ослабевших рук. В дверях стоял Джирайя, заливая порог кровью.

Мой ученик. Не думал вновь встретить тебя, Нагато. Значит, слухи о твоей кончине были неправдой. Я догадывался. Это же ты! Я сам тебя обучал. Такой охотник не мог просто погибнуть. Ты просто обманул всех, взяв новое имя.
- Давно не виделись, учитель, - глухо говоришь ты. Я вновь вижу хладнокровную жестокость в твоих глазах. В этом весь ты. Незачем было тогда спрашивать, зачем я ухожу. Мой юный ученик впитал все знания, что я так упорно вкладывал в него. Видимо, они более чем пригодились. Но я даже не догадывался, что всё будет так.
- Да, давненько.
Ты изменился, возмужал. Я знал, что из тебя выйдет превосходный охотник. Маленький заморыш, словно дикий зверек, ты поначалу боялся меня. А теперь посмотри! Ты дашь фору старому охотнику! Ладонь ложится на рукоять кинжала, и ты ясно даешь понять, что лишь один из нас уйдёт отсюда. Что же, проверим, что ты умеешь, мальчишка! Многолетний опыт старика против силы молодого охотника. Я уже знаю исход.


Цунаде чувствовала, что сейчас упадёт. Только этого не хватало! Пульс бился в теле, отдаваясь глухими ударами в голове, ещё не переходя грань боли. Старушечье здоровье давало о себе знать. Волнение в таком возрасте было недопустимо, не то, что…
Она помогла Джирайе добраться до скамьи – тот еле переставлял ноги. Цунаде бросилась в сени и, набрав воды, начала промывать раны. Ровные росчерки от лезвия: глубокие и кровоточащие. Старый охотник дышал рывками. Тонкая алая струйка, тянувшаяся от уголка рта, указывала на то, что задеты внутренние органы. Джирайя что-то прохрипел, закашлялся кровью.

Несколько прямых и точных выпадов. Она обменивались ударами, хотя на каждого уже приходилось несколько серьезных и глубоких ран. Но они стояли. Это была схватка охотников.

Джирайя чувствовал шершавую поверхность коры. Боли почти не было. Он уже давно научился не отвлекаться на неё. Холодный, равнодушный взгляд не дает ему подняться. Давно на старого охотника никто так не смотрел – сверху вниз. Он уже и забыл, каково это – быть побежденным.
«Нанесёшь ли ты последний удар?», но Пейн лишь молча уходит.

Цунаде торопливо пытается наложить повязки, но руки плохо слушаются её. Она видит, как бессознательно закатываются глаза Джирайи, и боится не успеть. Но он только перехватывает её холодными ладонями и трясёт головой.
Старушка не может сдержаться и слёзы, одна за одной, капают вниз. Она прижимает его пальцы к губам, целует, а он улыбается ей – самой дорогой женщине в его жизни.

@темы: фанфики, Творчество, Наруто

URL
   

Заметки "Дикой Луны"

главная