WildMoon
Когда не знаешь, чего хочешь от жизни, перед тобой открываются сотни возможностей
Фэндом: Naruto
Саске/Наруто, Наруто/Хината
Автор: WildMoon (aka Саарат)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Слэш, Романтика, Фэнтези, AU, Вампиры
Предупреждения: OOC
Пока в процессе

Описание:
Жизни оборотня и вампира совершено разные. Но встретившись, их судьбы переплетаются всё сильней.

предыдущие части


Когда старшая дочь Хьюго засобиралась и покинула особняк, никто из родных не обратил на это особого внимания. Хината привыкла быть неприметной. Кроме кузена, никто собственно и не интересовался ей. Слуги всегда мельтешили вокруг. Подать, поднести, угодить будущей наследнице – вот были их основные заботы.
Хината всегда была не очень общительной, зажатой и скромной. Отец рано потерял к старшей дочери интерес. После смерти её матери, он передал заботу о ней служанкам и нянькам. Иногда Хината думала, что он видит в ней лишь наследницу рода. Наподобие вещи, которую в будущем можно будет выгодно сбыть или использовать в своих интересах. Всё внимание отца всегда занимала лишь младшая дочь.
Сестры мало общались. Казалось, с самого детства они принадлежали разным мирам. Хотя жили в одном доме, ели одну пищу и вдыхали ароматы одних цветов. В то время, как девочка играла в саду, Хината занималась на верхних этажах поместья. Она не завидовала сестре, не ненавидела её. Просто понимала, что судьба им уготована разная. Встречаясь в коридорах, они приветствовали друг друга и расходились. Лишь изредка младшая дочь Хьюго приходила в библиотеку, где занималась или читала Хината, спрашивала о здоровье старшей сестры и уходила. Такое отношение устраивало обоих.
Должно быть, единственным человеком, который действительно тревожился о девушке, был Нейджи. Кузен, чуть старше самой Хинаты, часто приходил в их дом. Но даже он не сразу заметил, как что-то неуловимое поменялось в старшей дочери семейства. Она стала мечтательной и чуть рассеянной. Лишь только когда она начала незаметно ускользать из дома, он начал о чём-то догадываться.
Спрашивать Хинату было бесполезно – она могла замкнуться в себе и не отвечать. Нейджи даже думал проследить за ней, но не решался – доверял. Она бы не наделала глупостей. Он верил в это. Он хотел в это верить.

Когда Хината в очередной раз пришла к Наруто «в гости», тот лучезарно улыбнулся. Он всегда шутил и смеялся, пока дело не переходило к более… активным действиям. Так было и сейчас.
Девушка сидела на узкой кровати, слушая Наруто. Он увлечено рассказывал о своей работе, но внезапно смолк. Его голубые глаза-озёра внимательно рассматривали Хинату, и та невольно залилась краской. Однако не отвернулась. Заставила трепещущее сердце не отводить взгляда.
- Могу я поцеловать тебя? – тихо, но достаточно для того, чтобы расслышала девушка, спросил юноша. Хината несмело кивнула в ответ, и Наруто притянул её ближе.
Они робко соприкасались губами. Уста Хинаты были похожи на лепестки цветов – мягкие и нежные, как она сама, и имели необычайно сладкий вкус. Наруто вплёл пальцы в густые длинные локоны, вырывая из девушки приглушенный стон. Она прикрыла глаза, наслаждаясь близостью. Такой животрепещущей, необходимой ей.
В такие моменты она казалась себе живой. Не просто существующей изо дня в день, а по настоящему живущей. Дни, когда она приходила к Наруто, были яркими, насыщенными и счастливыми. Как сам юноша. Казались маленькими праздниками. Можно было забыться. Отдать всю себя человеку, который по сути ничего не знает о ней настоящей. Который живет совершено другой жизнью. Никаким краем не касается её проблем и забот. Которому плевать на всё остальное. Она отдавала себя, тело и душу, понимая, что возможно не сможет получить ничего взамен. Но она была безумно счастлива. В такие моменты её казалось, что она живет только для Наруто. Только ради него.
Хинату необычайно тянуло к юноше. Она и сама не понимала, что так сильно привлекает её в Наруто. Он был самым обычным. Добрым, чуть простоватым сельским пареньком. Но что-то было в нём неуловимое, витающее. Что-то, до чего Хината не могла дотронуться, сколько не тянулась. Неведомая сила, будто шлейфом струившаяся за юношей.

Наруто стянул с себя рубаху, придвинулся ближе. Его голые руки блуждали по её стану, чуть поглаживая, волнуя. Тело девушки напряглось в ожидании. Она томно прикрыла глаза, подаваясь вперед. Они тесно прижимались друг к другу, будто сливая воедино дыхания и беспокойный ритм сердец. Наруто кожей чувствовал атласную гладкость её платья. Прошелся пальцами вдоль позвонков, будто пересчитывая, но на самом деле стремясь заполучить полный удовольствия стон. Хината уткнулась ему в плечо, еле сдерживая себя.
Его губы коснулись её шеи, невесомо проводя по коже. Шаловливые руки стянули рукава, обнажая грудь. Наруто чуть отстранился, но лишь для того, чтобы припасть к розовой бусинке соска. Ловко провести языком, чуть прикусить, и Хината больше не может сдержаться. Постыдные стоны вырываются из её груди. Она подается вперед, и юноша обхватывает сосок губами, посасывая. Другой теребит пальцами. Девушке кажется, что внизу живота будто распускается цветок. Его горячие лепестки плавят её изнутри.
Краем глаза она замечает, как гладкий атлас её платья перемещается на пол, и лишь сдавлено охает от соприкосновения голых тел. Кожа Наруто кажется холодной. Его ладони будто сотворены изо льда. Ладони юноши гуляют по её нагому телу. Ловкие пальчики иногда забираются под ткань упругого корсета. Невесомо поглаживают, ласкают, манят. После них будто остается невесомый след. Кожа вспыхивает там, где они касаются её. Хината чувствует его, впитывает все прикосновения. Жаждет их. Чуть подается вперед, подставляя себя обжигающе ледяным ласкам юноши.
Девушка нерешительно проводит по его плечу, шее, вплетает изящные пальчики в золотые вихры. Пытается сохранить эти моменты в памяти, но её в голове медно-красное марево и спроси сейчас её имя – она не вспомнит.
Она тихо стонет, не в силах больше сдерживаться. И юноша тоже не может больше ждать.
Наруто закидывает ноги на прохладное покрывало, легко подхватывает её бедра, усаживая на себя. Она поддается вперед, прижимаясь к нему теснее. Чувствует, как голая грудь соприкасается с его кожей. От этого возбуждается сильней и дымка в голове застилает взор. Чуть осмелев, проводит губами по его щеке вниз – на шею. Наруто приподнимает её и входит. Одним быстрым плавным движением на всю длину. Смотрит своими глазами-озерами. Наблюдает. Читает по её лицу, что вход был более чем болезненный, хоть они и делали это уже не в первый раз. Девушка тихо охает и утыкается носиком ему в плечо. Он чувствует, как подрагивают её плечи, но возбуждение всё ещё наполняет её тело и боль только подстегивает его. Словно огонь в печи, распаляет сильней. Наруто только недавно заметил эту особенность. И ему она нравилась!
Хината расслабляется, позволяя юноше продолжить. Ей всё еще больно, но она хочет этого. Медленно, будто стараясь растянуть пытку, Наруто двигается. Горячий расплавленный огонь течет по её венам. Там – внутри. Нужно всего лишь чуть проколоть хрупкую оболочку, и он вырвется наружу. Но юноша сдерживает себя. Ему доставляет мазохистское удовольствие эта игра с самим собой. Он нарочито нежно проводит губами под линией узкого подбородка, чуть прикусывает жилку на шее, легко и даже как-то ласково. Просто не позволяет себе оставлять следы на её теле, как доказательства преступлений, совершенных ими.
Чуть ускоряет темп, врываясь в её упругое тело. Сминает пальцами бедра, а она в ответ сжимает его сильнее. Он охает, чувствует, как она оттягивает его волосы. Податливо откидывает голову назад и ощущает её язык, отчаянно ищущий его губы. Беззастенчиво юноша врывается в чужую влажность рта, терзая её, отпуская лишь для того, чтобы дать глотнуть так необходимого воздуха. Припадая вновь, лаская небо и играя с языком. Ритм движений становиться хаотично-беспорядочным. Она что-то мычит, но Наруто не даёт ей отстраниться. Чувствует, как она сжимает его, впиваясь острыми ногтями в его спину. Выгибается в его руках, и юноша в последний раз насаживается, чувствуя, как горячая волна переливается через их тела. Обжигающий огонь наслаждения вливается из её тела, наполняя Наруто до краёв. Он еле удерживается от того, чтобы удержать равновесие и не упасть на спину.
Лишь через пару минут, наконец отдышавшись от накатившей на них волны безграничного удовольствия, юноша позволяет ей отстраниться. Хината опускается на кровать. Её разведенные ноги всё ещё покоятся на бедрах Наруто, но у неё нет сил, чтобы слезть с него полностью. Он прикрывает глаза, откидываясь назад, и лишь только переведя дух, выходит, приподнимая её бёдра. Девушка выдыхает, а он вытягивается рядом с ней. Лениво выводит незамысловатые узоры на её груди, шее, плечах. Хината только прикрывает глаза, наслаждаясь его прикосновениями.
Проходит всего лишь несколько минут, когда Наруто понимает, что готов повторить…

Хината никогда не позволяла себя провожать. Она смущалась, краснела, но упрямо стояла на своем и уходила одна. Поначалу Наруто это не трогало. Он, не утруждая себя уборкой постели после страстной ночи, переворачивался на бок и засыпал. Но потом, всё чаще замечал, что выходит на крышу, провожая девушку взглядом. Наверное, она стала дорога ему. Так он говорил себе. Иначе, почему же тогда странное беспокойство накатывало на Наруто, стоило Хинате уйти одной поздней ночью.

Волна тревоги захлестнула юношу, едва выйдя за порог маленькой комнатушки. Вначале он собирался, как и раньше, подняться наверх – на крышу, но внутреннее чутьё нервно заворочалось, и вампир выскользнул на улицу вслед за девушкой.

Хината шла чуть впереди, ни о чём не догадываясь. Она была взволнована, щёки её раскраснелись и шаг сбивался. Длинные локоны колыхались при ходьбе и Наруто на секунду невольно засмотрелся. Он не отставал от девушки практически до самого дома, после чего его сердце немного успокоилось, и он отправился обратно.

Нож вылетел слева. Серебро ярко сверкнуло в ламповых отблесках света и померкло. Словно яркая вспышка, загорелось и потухло в объятиях ночи. Наруто отскочил к стене, стараясь слиться с её тьмой, раствориться во мраке переулков. Но неведомый противник явно ожидал чего-то подобного. Ещё два кинжала полетели в сторону юноши, но слишком поздно. Ярким светлым пятном мелькнула белая рубаха Наруто и скрылась за поворотом.
Он побежал не оглядываясь. Свернул в переулок и затаился за углом. Не был уверен, что поступает правильно, но должен был знать КТО.
Время потихоньку шло, и Наруто понял, что неведомый противник не стремиться продолжить погоню. Юноша так и не осмелился выглянуть из-за угла. Скользнул в первую подворотню и скрылся в темноте переулков.

Ночные фонари горели слабо, предвещая скорый рассвет. Хината торопилась. Она задержалась у Наруто почти на всю ночь, а путь до особняка Хьюго занимал время, которого почти не было. Девушка всегда боялась, что её засекут слуги или, того страшнее - кто-то из родных. Ведь по её виду сразу становилось понятно, что она провела ночь с мужчиной: наспех подвязанные волосы, мятое платье и раскрасневшееся лицо. Отец пришел бы в ярость.
Думать о последствиях ей сейчас совсем не хотелось. И, хоть в сердце закралось смутное чувство тревоги, оно не смогло вытеснить ни с чем несравнимое удовлетворение после жаркой ночи. На её теле до сих пор ощущались прикосновения обжигающе-холодных пальцев Наруто.
Садовая калитка поддалась легко, только скрипнула, отчего Хината невольно вздрогнула. Она быстро минула кусты и деревья, чувствуя, как пьянящий запах цветок окутывает её, и скользнула в заднюю дверь. Брался рассвет. Кухарки и ранние слуги уже шастали по дому, но девушка ловко прошмыгнула мимо них. Оставался лишь один коридор, и её комната в конце него была сродни далекому путешествию. И, как нельзя некстати, Хината услышала голоса позади. Сердце пропустило удар. Её поймают!
Дверь её комнаты захлопнулась за спиной, а дикие рвущиеся наружу удары разрывали тело. Она слышала, как служанки прошли мимо. Сегодня Хинате повезло.

Утром, когда люди начали заполнять улицы, он первым же делом пришел на то место, где первый нож пролетел мимо. Наруто понимал, что возвращаться опасно, но хотел найти хоть какие-то подсказки о личности нападавшего. Ему вспомнилась яркая серебряная полоса, сверкнувшая рядом, и на ум пришел лишь охотник. Но каким образом он сумел выследить Наруто? Ведь он так хорошо замаскировался. И всегда скрывал следы своего присутствия. Юноша поежился, и на секунду ему показалось, что за ним наблюдают. Он скользнул в водоворот прохожих, сливаясь с толпой, и натянул капюшон пониже, осматриваясь.
Подумав об Учиха, Наруто отбросил эти догадки. С их стороны было глупо приводить в город охотников. Ведь пострадать могли и они сами. А благородные сынки не походили на глупцов. Охотникам всё равно, чьей шкурой украшать свои жилища. Вампир или оборотень – какая разница?
Юноша проскочил несколько улиц, переждал в подворотне, но слежки за собой не заметил. Из-за подобных нападений он становился мнительным. В каждой тени он видел опасность, в лицах прохожих мерещился хищный оскал. Он обходил толпы стороной или же нырял в них, стараясь затеряться.

Джирайя медленно брел по лесу. Старые кости возмущались долгой прогулке, но он упрямо шел вперед. «Пройдешь чащу и вниз – по склону. Как спустишься к реке, сверни налево». Эти леса Цунаде знала, как себя. Исходила их вдоль и поперек. И сразу отличала малейшие вмешательства в природу. Она знала, что здесь охотился Наруто. Рассказала старику, что недавно мимо проходило пару оборотней. Но у реки, там, куда люди из деревни в жизнь не забираются, она нашла нечто странное. То, что Джирайя узнал сразу.
Как бы сильно этот охотник не пытался скрыть свое пребывание, зоркий глаз старика сразу вычислил, что тот был здесь. Слишком уж нетипично для зверя были сломаны ветки и заметаны следы. Небольшая поляна недалеко от воды еще хранила частицы своего недавнего гостя. Охотник, что останавливался тут, мастерски убрал догоревшие угли костра и вмятины от лежанки.
Вспомнив былую молодость, Джирайя подумал, что сам частенько так поступал. Вот только если бы здесь был Наруто, вампир не сразу бы определил, что здесь останавливался человек. Глаза паренька были внимательнее, слух острее, даже обоняние лучше. Но даже это бы не помогло ему. Наметанный глаз старого охотника безошибочно подмечал влияние человеческих рук на природу. Особенно на нее.
Джирайя обошел поляну, проверил её на наличие ловушек, но всё было чисто. Неизвестный охотник ушел давно, возможно вчера или даже раньше, и не собирался возвращаться.
Могло ли это означать, что он выслеживает Наруто?
Если это так – то мальчишка в большой опасности.
Ему нельзя возвращаться.
Старик оглянулся, напоследок провожая поляну глазами, и медленно зашагал обратно. Как только он вернется домой – сразу же отправит предупреждение малышу Наруто.

На улице было прохладно. Промозглый осенний ветер задувал в переулки и вырывался из всех щелей. Наруто не было холодно, но он поежился. Смутное чувство тревоги не покидало его почти весь день. Вечерние сумерки уже минули, народу на улицах было мало, и юноша чувствовал себя слишком уязвимым. Словно новорожденный олененок посреди огромного, страшного леса, в котором полно хищников, но он не знает, из каких кустов они выпрыгнут.
Наруто шёл быстро, иногда оглядываясь, для вида кутаясь в легкий плащ. Он ощутил это чувство внезапно. Будто за ним наблюдают – дышат в спину. Юноша ускорил шаг, и острый вампирский слух уловил, как незримый преследователь тоже ускорился. Наруто не смел оглянуться. Не мог позволить добыче сорваться с крючка. Хоть и понимал, что исключительный трофей здесь – он сам.
То, что это был охотник, не вызывало сомнений. Серебряное оружие и мастерская слежка была прерогативой их ремесла. Юноша уже понимал, что его преследователь знает, что вампир заметил его. Это знание вызывало в нём чувство если не страха, то невообразимого волнения – естественный инстинкт самосохранения. Это заковыристое словечко Наруто прочел в одной из книжек Джирайи. Когда он спросил у наставника, что оно значит, тот ответил - стремление сохранить свою жизнь.
Вампир давно уже научился управлять своими инстинктами. Этим – в том числе. Охотники вызывали у него чувство неконтролируемого страха, и Наруто бежал, прятался, спасался. Джирайя научил его не поддаваться эмоциям. Держать их в узде. Не просто укрощать, но ещё и использовать.
Ветер вскружил обрывки тряпок в переулке, поднимая слой пыли. Было темно – фонари ещё не зажгли, но Наруто всё прекрасно видел. Неясные очертания людей на соседних улицах, мятые складки плаща и даже мышей в грязных подворотнях.
Когда он почувствовал, что пора заканчивать, вампир юркнул в узкий переулок, пролетел сквозь него и очутился в небольшом дворике. Забраться на ближайший балкон не составило труда, и он укрылся за широким парапетом, оставляя себе отличный обзор двора под ним.
Вначале ему показалось, что преследователь потерял его. Несколько мгновений ничего не происходило. Однако высокая массивная фигура выплыла из переулка, и Наруто затаил дыхание. Это был стражник. Тот самый, на которого он тогда наткнутся, обуреваемый голодом. Кисаме, так, кажется, его звали, был закутан в широкую темную хламиду, из-под которой выглядывала часть ярко начищенных латных доспехов.
Наруто не стал ждать, представляя всё элементу неожиданности. Он ловко спрыгнул вниз – прямо на голову стражника, выхватывая на лету затаенный в голенище сапога небольшой изогнутый нож. Лезвие лишь чуть оцарапало щеку мужчины.
Глухой удар выбивает из легких воздух и юноша летит в стену, лишь в последний момент успевая сгруппироваться. В глазах темнеет. Это нечеловеческая сила. Простой стражник не может быть так силен. Даже охотник. Наруто грубо хватают за ногу и швыряют в другую стену. Не давая опомниться, наносят несколько точно поставленных ударов. Юноша чувствует себя ребенком. Беззащитным мальчиком, не способным ничего сделать. Ничего противопоставить этой разрушительной силе.
И вдруг рука нащупывает нож, отлетевший при падении. Изящное узкое лезвие впивается острым клыком в лодыжку охотника, не защищенную доспехом, минуя толстую кожу сапог. И Кисаме дергается, невольно давая время Наруто. Его вполне хватает, чтобы нанести ещё один удар. На этот раз выше – в бедро. Туда, где заканчивался блестящий металл кирасы, оставляя беззащитным бок.
Вампир отскочил в сторону, наблюдая. Стражник посмотрел в ответ. С хищным, безумным оскалом, вытаскивая лезвие. Даже не поморщился. Несколько капель крови сорвались с острия, падая вниз. Кисаме отбросил его и потянул руку наверх – к мечу, но остановился и вместо этого вытащил из-за голенища сапога свой кинжал. Серебряный.
Наруто подтянулся. Бросился в сторону, надеясь на свою ловкость. Юркнул под свободной рукой стражника, но всё же не успел. Был схвачен в последний момент и грубо приперт к стене. Кисаме легко вжал его, давя предплечьем на горло, душа. Вампир мог долго обходиться без воздуха, но постыдные человеческие инстинкты заставляли его сопротивляться, стараться отпихнуть от себя руку.
Его глаза широко открылись, и сердце зашлось бешеным ритмом, когда он почувствовал обжигающее лезвие серебра, входящее под ребрами. Стражник с садистским удовольствием наблюдал агонию боли на лице вампира. Его дьявольская улыбка не слезала с лица. Он облизал губы, приближая своё лицо к Наруто, и выдохнул.
- Ну? Каково это? – с интересом спросил он. – Больно?
Юноша не ответил. Лишь прикрыл глаза, лишая того удовольствия лицезреть его муки.
«Собираешься умереть здесь?» - гаденько спросил въедчивый внутренний голос.
Вампир резко дернулся, метя ребром ладони в горло, и одновременно засаживая коленом в бок, туда – где зияла открытая рана. Кисаме отшатнулся. Наруто не мог позволить себе поблажки. Не обращая внимания на боль, резко выдернул не до конца вошедший под ребра кинжал и бросился вперед.

Лезвие легко вошло в шею охотника, под самым изгибом подбородка. Глубоко проникая в голову, задевая мозг, и смерть была мгновенной. Не было ни боли, ни страха. Только светлая макушка вампира в последний раз сверкнула перед глазами, и тьма поглотила его.

Наруто не мог отдышаться. Пульс бешеной волной бил в ушах. Он нанес еще несколько ударов и, только удостоверившись, что охотник мертв, отшатнулся прочь.
Лишь только сделав несколько шагов назад, его ноги подкосились, и Наруто оперся о стену. Медленно оседая, он прижимал руки к кровоточащей ране.
Дело плохо.
Ждать помощи было неоткуда.

@темы: фанфики, Творчество, Наруто