WildMoon
Когда не знаешь, чего хочешь от жизни, перед тобой открываются сотни возможностей
Фэндом: Naruto
Саске/Наруто, Наруто/Хината
Автор: WildMoon

Рейтинг: R, далее планируется NC-17
Жанры: Гет, Слэш, Романтика, Фэнтези, AU, Вампиры
Предупреждения: OOC
Пока в процессе

Описание:
Жизни оборотня и вампира совершено разные. Но встретившись, их судьбы переплетаются всё сильней.




Несколько тяжелых алых капель сорвались на траву. Прислонившись к дереву, парень пытался перевести дыхание. Нужно было успокоиться и подумать. Из-за долгого бега по чёртовому лесу в глазах рябило. В непослушных светлых волосах застряли листья, а лицо саднило. Ветви били нещадно, но паренёк не мог себе позволить долгий отдых. Охотник нагонял.

Он почувствовал его приближение загодя. Не видел, не слышал, но шестым чувством ощутил опасность, исходящую от этого человека. Да и человека ли? Парень не был в этом уверен до конца. Скорее, он ощущался как «свой». Но таких, как он, осталось мало. И тех, кто сумел выжить, нужно было бояться. Даже ему. Напряжение тугой струной скрутило живот. Во рту пересохло. Слух напрягся. Парень затаился, доверяя своим ощущениям. А они просто вопили, сжимаясь до боли: «Опасность!». И оказались правы…
Охотник вышел на поляну, залитую лунным светом. Из своего укрытия парень пытался разглядеть его, при этом стараясь не выдать себя. Это был мужчина. Не старый, но и не молодой. Повидавший жизнь. В свете луны его волосы имели странный ало-бордовый цвет и, парень на секунду задумался - не показалось ли ему? Мужчина не был большим или внушительным, но что-то зловещее в нём было. Некая тень угрозы. Он обвёл глазами поляну, откуда спешно ретировался парень, поднял походную сумку и … глубоко вдохнул. У потенциальной жертвы участилось сердцебиение. Он понял, кто перед ним! Он в точности подходил под описание, которое дал ему учитель: «Невысокий, с яркими волосами цвета крови. Однако, даже с ними – неприметный. В толпе на него не сразу обратишь внимание. Жестокий убийца. Пейн. Боль». Охотник. Охотник… на вампиров!
Оцепенение поразило тело. Парень не смел даже двинуться, дышать боялся - только бы не выдать себя! Если охотник его заметит – смерть! И только эта мысль пронеслась в светлой головке, мужчина открыл глаза («когда он успел их закрыть?!") и взглянул прямо на паренька. «Вот черт!» его движение он тоже не видел – только острая боль пронзила плечо, и остриё метательного ножа мелькнуло у уха. Прядь волос, отрезанных лезвием, подхватил ветер. Пульс рвущейся птицей заклокотал в горле. Ошеломленный мозг шепнул лишь: «Беги!». И он сорвался. Поначалу даже не видел, куда несся. Будто зверь, преследуемый сворой. Что, впрочем, было недалеко от истины.
Вонзившийся в плечо клинок он заметил не сразу. Только когда очередная ветка больно шлепнула о рукоять, загоняя лезвие глубже, парень его вытащил. О чём сразу пожалел. Кровь сразу пропитала рубаху и плащ. Серебро ярко сверкнуло в свете луны. Рана от такого оружия будет долго заживать. Парень быстро заткнул метательный нож за пояс. Такой может пригодиться. Всё же, все его вещи остались на поляне. Возвращаться было безрассудно. Пейн мог быть не один. И он не был человеком. Ровно как не был и тем, на кого охотился. Дампир. Дитя союза вампира и человеческой женщины.
Белобрысый паренек глубоко вздохнул, выравнивая дыхание. Нужно успокоиться. Бедро обожгло новой болью. Глянув вниз, заметил, как пролетевшее лезвие распороло ткань, но прошло мимо. Всего лишь царапина. Сердце пропустило удар. Осознание! Паника, поднимающаяся из глубины, захватывает разум. Он здесь! Голубые глаза мальчишки встречаются со взглядом охотника. Там нет ничего. Пустота. Равнодушие к своей жертве. Парень скалиться, словно дикий зверь, обнажая пару белых клыков.
- Тебе не уйти, - говорит Пейн. Голос у него глубокий, чуть хриплый. Парень вздрагивает, как от пощечины. Ладони взмокли. Он сглатывает и не с первого раза ему удается выдавить из себя хоть звук, похожий на человеческую речь. Охотник ждёт – милость с его стороны! Это не интерес, просто некая толика сожаления, оставшаяся внутри, позволила дать жертве последнее слово. Но он совсем не ожидал от мальчишки такого!...
- А ты попробуй меня поймать! – походный плащ летит в охотника. Следом за ним – припасенный метательный нож. Они тут же летят прочь. Но парня уже нет. Лишь его светлая макушка мелькает среди деревьев.

В таверне было малолюдно. Парочка завсегдатаев да путник. Никого интересного.
- Эй, Наруто, хватит по сторонам глазеть, посетителей распугаешь! Что ты смотришь на них, как на еду?! – громко рявкнул хозяин. Сегодня Теучи был в плохом настроении – клиентов мало, помощники ещё не отошли от опохмела.
Молодой парень развернулся на стуле, мотнув копной светло-золотистых волос. Уставившись на стойку, он глубоко вздохнул и сам себя отдернул. Запах человеческой плоти ударил в нос, заглушая дух алкоголя и прожаренного мяса, пропитавший помещение. Подходящей «жертвы» здесь не было. Местных он не трогал, а путник выглядел слишком слабым, чтобы на нём кормиться. Да, парень не был убийцей. Скорее, не хотел им быть. Наруто ещё раз вздохнул, менее глубоко, и согнулся над стойкой. Сегодня голод был ощутимее. Он гулял на уголке сознания, будто вода, готовая политься через край стакана. Терпимо. Однако он понимал, что не надолго.
Наруто и сам не заметил, как за ним затворилась дверь, и теплый летний воздух приятно сомкнулся вокруг, будто обволакивая в нежное мягкое покрывало. В таверне было душно. Пахло едой. И душистыми травками, развешанными на стенах. А на улице солнышко светит. Птички поют. Благодать! Парадную дверь украшали громоздкие горшочки с пионами – Аяме, хозяйская дочка, заботливо выращивала их, стараясь привнести хоть немного уюта. Было хо-ро-шо. Голод чуть приутих, освобождая место умиротворению.
Легкий ветерок трепал золотистые волосы, развевал просторную тунику с широким вырезом, обнажающим ключицу и едва заметный шрамик у плеча. Тонкий кожаный ремешок перехватывал пояс. Под ним свешивались ножны с небольшим клинком. Парень многому научился после встречи с охотником. Например, всегда носить оружие. Безоружный ты даже для обычного человека легкая добыча.
Пейна с тех пор он не видел. Кажется, если он и приходил за ним, то след потерял. Наруто улыбнулся. Что-что, а убегать от охотников он умел! Ночью скрывать свою суть было сложнее. Глаза пылали синевой. Движения более резкие и хищные. Жажда крови захватывала сознание, особенно, если её сдерживать до этого несколько месяцев. В принципе, ему вполне хватало питаться раз в неделю. Но если удерживать этот голод – можно было осушить человека за несколько минут. Он прятался, скрывался. Никому не показывал свою суть. Вампир везде был вампиром. Даже под личиной молодого на вид немного глуповатого паренька.

Ночь была яркая. Новое полнолуние приближало холода. Осень будто предупреждала о том, что не вечно будет хозяйничать здесь. Теплые деньки сменялись ветреными ночами. Беспокойные деревья, будто в страхе, колотили о стекла. Но деревенские привыкли. И это не могло их разбудить. Собаки брехали. Они чуяли сладковатый запах вампира, разносившийся по округе. Но уже довольно давно он висел в воздухе. И теперь только самые бойкие тявкалки, подпевая ветру.

Наруто быстро покинул деревню. Он шёл в лес всё дальше и дальше. Чувствовал хруст опавших листьев под сапогами. Шелест полуголых ветвей деревьев. Юноша предвкушал сладость крови на языке. У жажды были свои преимущества. Запахи стали ощущаться необычайно остро. И среди их своеобразной запутанной смеси, парень выделил этот чуть горьковатый аромат оленя. Он уходил дальше – вглубь чащи. По правую сторону тянулся высокий пологий холм. Но здесь - в низине, его отлично скрывали кусты и деревья.
И вдруг ветер смолк. Запахи исчезли. Всё удовольствие от преследования смыл внезапный порыв голода. Он должен найти его! Жажда разъедает изнутри. Парень готов вырвать горло, лишь бы это жжение прекратилось. Он затаился в кустах рубуса. Его цель впереди. Олень чувствует опасность, но не видит её. И даже от этого мимолетного беспокойства животное готово сорваться и бежать прочь. «Слишком просто» - твердит неистовая натура внутри Наруто. Она требует одновременно и спугнуть зверя, и вцепиться в горло на месте. Но времени гнать оленя у парня нет. Жажда слишком сильна сегодня. Движение быстрое, доступное только при таком неистовом голоде, и Наруто чуть ли не седлает покатую спину животного. Рука цепляется за ветвистые рога, другая хватает поперёк горла, почти обхватывая ладонью челюсть. Чуть наклонить назад и повернуть набок. Из глотки доноситься сдавленный хрип, позвонки смещаются, и олень валится набок. Смерть. Нет ни боли, ни страха. Наруто приседает рядом. Голод, внутри него, с садисткой нежностью рассматривает своё «творение». На голову, повернутую под неестественным углом. На широко открытые глаза. Медленно проводит рукой жесткой шкуре. Она пахнет горько. Мускусом, листьями, осенней землей. Голод полностью подчиняет личность мальчишки. Глаза застилает пелена. Густая горячая кровь обжигает горло. Казалось, она минует все преграды и разливается прямо по венам обжигающей лавой. Сладко. Наруто на секунду отстраняется, облизывая губы. Оттягивает удовольствие. Вновь припадает к шее. К плоти. К горькому запаху шкуры и леса. И голод уходит. Постепенно оставляет свои позиции, возвращая личность носителя. Он затаился где-то внутри и ждёт, ждёт следующего часа. Того момента, когда клыки прокусят плоть и густая алая кровь вновь польётся в горло.
Наруто медленно встает. Сладкая нега разлилась по всему телу. Он чувствует приятный ветер, дующий в спину, будто уносящий с собой все тревоги. Только ощущения блаженства и замолкающего триумфа наполняют парня. Недолго. Он чувствует остатки крови у себя на губах и подбородке. Она холодит кожу, но от этого тоже как-то по-своему приятно. Но «её надо убрать, пока не засохла». Он снимает плащ, уже успевший испачкаться в грязи и пыли. Старательно стирает с лица остатки «ужина». И подняв глаза на холм, видит их…

Два волка стояли на вершине холма, внимательно наблюдая за вампиром. Для Наруто они выглядели черными провалами на диске луны. Она светит прямо в глаза и рассмотреть совершено невозможно.
Парень спокоен. Хоть он и понимает, что это не обычные волки. Порывы силы, как горячий воздух, полыхает на коже. Оборотни. Он мог разглядеть только две пары горящих алых глаз. Больше испытывать судьбу нет смысла. Наруто отступает на пару шагов, проверяет реакцию хищников, и ныряет в заросли рубуса, растворяясь в кокофонии леса.

Утро приносит свои прелести и невзгоды. Наруто сонно щурит глаза. Яркое солнце светит прямо в лицо и эта упрямая грудастая «бабуля» - Цунаде, получившая своё прозвище только из вредности парня, не разрешила занавесить окно. Видите ли, «слишком темно будет». Маленький синий камушек на цепочке выскальзывает из-за ворота рубахи и Наруто отправляет его обратно. Одежда его смялась и выглядит, наверное, неопрятно. Хотя ему пока всё равно. Он тянется, разминая затекшую спину. Двухчасовой сон на лавке имеет свои минусы – одеревенелые мышцы. В следующий раз он точно залезет на печь, спихнув оттуда старика Джирайю. Хотя сегодня ли ему жаловаться? Этой ночью он вдоволь напился крови. Умиротворение этого прекрасного утра не сможет испортить даже … да ничто! В блаженном предвкушении он уже было тянется к ручке двери и … ему на плечо ложиться тяжелая женская ладонь.
- Наруто, а ты куда это собрался с утра пораньше? – проворковала своим самым лилейным голоском Цунаде. Нечасто она это делает. Значит – злая. Руки её медленно разворачивают паренька к себе. Он тянет свою лучшую идиотскую лыбу. – Тебе от меня не сбежать!
- Бабуля Цунаде, а может не надо?! – жалобно тянет Наруто, стараясь вырваться из стального захвата. Как бы не так!
- Щяс ты у меня ответишь за «бабулю»!

Грудастая старуха была неумолима! Вручив парню молоток и мешок гвоздей, отправила его чинить забор. Проследив, чтобы новоиспеченный работничек дошел до «каторги», как он сам выразился, она со спокойной душой отправилась в амбар. Первые десять минут он честно пытался смекнуть, как прикладывать одну дощечку к другой и с какой стороны забивать гвозди. Но утренняя лень брала своё. Разомлев на солнышке, тело требовало свалиться мешком в траву и полной грудью вдыхать аромат придорожных цветов. И тут, как назло, в памяти всплыли вилы, которые Цунаде прихватила с собой. Такие и до него долетят! Это прибавило пыла, как невидимый пинок, и Наруто вновь взялся за молоток.
Утро было свежим. Стада уже выгнали в поля, и только дети радостно визжали. Парень пытался не замечать посторонний шум, стараясь сосредоточиться на своей работе. Молоток был немного великоват для его весьма небольшой ладони и выглядел довольно увесисто. Для Наруто удержать его не составляло проблемы. Вампирских сил для этого прикладывать приходилось немного. Сложнее было играть роль обычного человека перед деревенскими, чтобы не выдать своей сверхъестественной природы.
Он даже не сразу заметил, что цокот копыт смолк. В другой ситуации он бы не позволил себе так увлечься, чтобы потерять бдительность. Но приятный ветерок будто унес все тревоги парнишки с собой. Он завернул его в пелену повседневной суматохи, оставив в голове незначительные мысли. Наруто отвлекся, поднял голову и встретился с антрацитовой бедной глаз всадника. Узнал обладателя этого взгляда. Нет, не его самого в этом облике, но ауру, окружающую этого человека. Хищную, голодную, готовую в любой момент сорваться с цепи. Она клубилась вокруг него, невидимая, не ощущаемая людьми. Лишь самым краем она коснулась Наруто, пустив табун мурашек по руке. И он узнал. Волк! Тот самый, что был ночью в лесу. Тот самый, который наблюдал за пиршеством вампира. Тот самый, неожиданно оказавшийся оборотнем.
Видимо, на лице Наруто что-то отразилось, потому что всадник удивился. Искренне. Это был молодой человек, одетый достаточно пышно, чтобы показать своё дворянское происхождение, но не слишком богато, чтобы притягивать взгляды всякого бандитского сброда. Кожа его была бледна, и угольно-черные волосы только сильней подчеркивали это.
Другой всадник был похож на первого. Те же тёмные волосы, антрацитовый блеск глаз, богатый наряд. Та же хищная аура. Но более спокойная, будто зверь его уже свыкся с неволей. Позволил человеку вести себя, а не наоборот. Эти двое наездников были похожи, словно родственники.
Наруто взял себя в руки. Натянул маску деревенского паренька и выдал свою самую лучезарную улыбку. Даже если всадники и узнали его, с ними было двое стражников. Не стоит провоцировать их. Оборотней вообще не стоит трогать. Наруто знал, что лучше не заходить на территорию стаи. Он и предположить не мог, что в таких местах случайно на них нарвется. Этот лес был «чист», как ему в начале показалось. И он понимал, что сильно сглупил. Волки не были врагами вампиров, но и терпеть их не были намерены. Лес – земли стаи. Город – место охоты вампиров. Так уж повелось.
Наруто собрался с мыслями, хотел уже было что-то сказать. Внезапный грохот спугнул уже почти сложившуюся мысль в голове парнишки. Даже отсюда были слышны ругательства Цунаде. Разобрать всё Наруто не смог – излишне много было в её речи бранных слов, значения которых он не знал. Суть была такая – Джирайя что-то разломал.
- Наруто! - крикнул он. - Иди сюда и помоги мне! Потом разберешься с этим забором.
Паренек повернулся к всадникам, выдал им чуть виноватую улыбку, и, перемахнув через забор, направился к амбару. Не чтобы посмотреть, что там случилось, а скорее дабы смыться от взора оборотней. Он чувствовал себя зверем, загнанным в угол. Жертвой, за которой надобно охотиться. Ему совсем не нравилось такое положение. И уж тем более он не мог позволить дать понять это всадникам. Но почему-то он не сомневался, что они позволят ему уйти. Ведь в лесу же позволили.

В амбаре не случилось ничего такого серьезного, из-за чего надо было поднимать такой шум. Джирайя всего-навсего завалил внутреннюю перегородку, которую чинил. Из-за этого мелкая живность внутри постройки перепугалась и разбежалась прочь. Пока старик ставил доски, парень пытался поймать несколько ошалевших кур. Они разбегались в стороны, и это смотрелось очень комично, пока юноша не задумался, зачем вообще он это делает. В итоге, он плюнул на них, решив, что придут в себя – вернуться. Конечно, верилось в это с трудом, но из мыслей Наруто куры улетели быстро. Больше его беспокоит собственное плачевное положение. Если оборотни отпустили его так легко, то следует вообще валить из деревни, и желательно побыстрее. Желания испытывать судьбу у него нет. Ему только не хватало двух озлобленных оборотней на хвосте. Охотника, в размере одной штуки, было вполне достаточно.
Юноша старался не покидать амбара. Но его терпение быстро лопнуло и он осторожно выглянул из-за дверей, проверяя, уехала ли дворянская свита. Горизонт был чист. Не вечно же ему прятаться. Он направился обратно к забору, чтобы забрать оставшиеся там инструменты. По дороге ему попалась сбежавшая пернатая наседка, которая тут же была поймана и временно заткнута под мышку. Благо, не сильно она и сопротивлялась. Около соседнего дома Наруто заметил Инари – непоседливого мальчишку, возящегося с мелким щенком. Юноша чуть свистнул, привлекая его внимание, и жестом подозвал к себе. Глаза его светились детским восторгом.
- Эй, Инари, знаешь что это была за великосветская свита? – спросил Наруто. Мальчик слегка удивился: «Как это – взрослый, а хозяев не знает?»
- Так это ж сыновья барона были! Земли то эти ему принадлежат. Только вот никак он до нас доехать не может. Далеча мы от его замка слишком. Вот и не частит он с визитами. Мне дед говорил! – расплылся в улыбке ребенок. Наруто добродушно потрепал его по голове и Инари, радостно взвизгнув, спугнул курицу. Да будь она не ладна!

Прошла неделя и голод обострился. В лес Наруто больше не ходок! Пусть он и знал, что дворянская свита уехала, но поселившаяся внутри тревога не покидала его. И юноша принял решение идти в ближайший город. Это опасно. Но жажда подстегивает. Медлить нельзя. На этот раз он планирует попробовать пожить самостоятельно. Юноша уже давно перестал полностью зависеть от старика Джирайи. Но никогда ранее он не расставался с ним на столь длительное время. Что ж, если не получиться – он всегда может вернуться к нему. Тем более, что теперь он точно знает, где этого развратника искать.


Казалось, что теплые деньки будут держаться ещё долго. Ветер редко заглядывал сюда, наверное, поэтому хорошая погода обещала задержаться в этих краях.
Как не странно, но в день отъезда Наруто старик Джирайя пропал. Цунаде была на удивление спокойна. Она запихнула выпавший камушек за ворот рубахи, обернула вокруг парня походный плащ и выставила за дверь. И почему юноша совсем не удивился запаху алкоголя, ударившему в нос? Наверное, привык уже.

Парень распахнул дверь и, мельком оглядев комнату, повалился на кровать. Туча пыли взметнулась вверх и покрыла всё прилегающее пространство. Он и не рассчитывал на столь удачный «улов». Хозяйка искала жильцов, и Наруто свою возможность не упустил, заговорив владелицу. Уверил её, что он хороший мальчик: шуметь не будет, девиц не приведёт, платить будет исправно. Работёнку он тоже себе нашёл. Помощником торговца в магазин. Ему парень, тоже конечно, зубы то заговорил, какой он усердный и честный работничек. В общем, дела у Наруто потихоньку шли.

Город был большой. Один из тех, у которых дома отделаны грязно-бурым сланцем, улочки узкие и крыши черепичные. Народу тоже было много. Поначалу было неуютно. Наруто сторонился толпы и прятался. Потом пообвык. И, расталкивая народ, смелее зашагал вперед.

Голод был невыносим. Он будто прожигал внутренности. Наруто скорчился на кровати, обнимая себя за плечи. Ногти впивались в плоть, но он не замечал этого. «Подождать. Подождать до вечера! Ещё немного». Позволить себе охоту среди дня юноша не мог. Если его заметят горожане, или, не дай Боги, стража, то ему настанет конец. Толпы охотников слетятся сюда, как пчёлы на мёд. Наруто боялся, до дрожи. Он не хотел повторения того кошмара.

Последний лучик света мазнул по оконному стеклу и скрылся. На город опустились сумерки. Люди зажигали фонари. Закрывали лавочки и магазины. За городом было ещё светло, однако здесь, между плотно прижатыми друг к другу домами царил полумрак. Он отлично скрывал тень, шмыгающую между проулками. Наруто был осторожен. Ему не часто доводилось охотиться в городе. Это пугало и возбуждало одновременно. Голод притупился, затаившись внутри, будто ждал своего часа. Юноша часто сравнивал его со зверем, сидящим внутри. Как у оборотней. Только вот перекинуться он не мог. Голод подавлял волю, давал огромную сверхчеловеческую силу, заставлял охотиться, но только он спасал Наруто. В моменты опасности он бушевал внутри, словно цепная тварь. Убивал врагов, давал сил бежать без остановки.
- …ты представить не можешь, там такие…
- …а я ему как…
- …хорошо муж, хоть, не дога…
Обрывки разговоров доносились до обострившегося слуха. Юноша проскочил через улицу, скрывшись в тени дома. Хищные глаза полыхнули голубым огнём. Взгляд бегал от одного прохожего к другому. «Не этот. И не она. Девушка слишком худая. А вон тот мужик ничего, но может не поддаться гипнозу. Хм…». Подходящую жертву всегда трудно найти. И тогда он учуял запах. Прекрасный аромат страха, возникающий из неуверенности в себе и чувства преследования. Он исходил от девушки, закутавшейся в длинный темный плащ. Она на секунду обернулась, кинув запуганный взгляд на улицу, и скрылась в переулке. Наруто, не задумываясь, пошел за ней.

Девушка шла быстро. Оглядывалась, испугано смотря по сторонам, и это распаляло голод. Он хотел играть. Поймать жертву, прижать к стене, закрыть рот ладонью. Катать её страх на языке, словно конфету. Смотреть, как глаза наполняются слезами. И, подчинив её разум, осушить до дна. Так, чтобы утром городская стража нашла уже холодный девичий труп в грязном переулке.
Нет, Наруто не убийца. Он так не поступит. Но голод уже скребётся внутри, и от этого такая боль, словно он материален. Девушка вновь озирается по сторонам, и юноша едва успевает юркнуть в безопасную тень дома. Он больше не может ждать, не может сдерживаться. Но и поиграть с жертвой он тоже хочет. Он ныряет в соседний переулок, пролетая мимо, и возникает прямо перед девушкой, будто случайно. Она еле сдерживает вскрик.
- Ох, я прошу прощения. Я напугал вас? - заботливо спрашивает Наруто. Отличная актерская игра. Она бледнеет и теряет сознание. Кажется - переволновалась. Ноги девушки подкашиваются и, только руки юноши не дают ей упасть. Капюшон слетает назад, представляя взору парня прекрасную молодую дворянку. Он понимает это сразу же: по чуть подведенным глазам, алым губкам, и, в частности, по дорогим жемчужным сережкам. Волосы, до этого заплетенные в сложную прическу, чуть растрепались, но от этого её красота стала более нежной и желанной.
Она приходит в себя. Озирается по сторонам. Останавливает взгляд на юноше. И понимает, что стоит только благодаря его рукам, надежно поддерживающим её за талию. Её глаза расширяются, рот открывается в беззвучном вскрике. И Наруто наслаждается её растерянностью и мелькнувшим страхом, но никак не показывает это. Только заботливое внимание с его стороны. Только это он позволяет её увидеть.
- Простите, - только и может вымолвить девушка. Пытается проскочить мимо юноши, но он решительно ловит её за руку, разворачивая к себе. Её прекрасные васильковые глаза вновь расширяются в безмолвном страхе. Наруто просто упивается этими эмоциями. Голод рвется наружу. Вампир больше не может ждать. Глаза его вспыхивают голубым пламенем, и юная девушка обмякает, подхваченная сильными руками. Попалась. Как птичка, запутавшаяся в силках, более не может вырваться. Разум её околдован.
Держать её тело на весу неудобно. Он прижимает девушку к стене, чуть стискивая её плечи. Вдыхает аромат волос и нежный запах кожи. Чувствует, как кровь течёт по венам. Как бьется сердце. И ему хочется пить. Жажда накатывает с неимоверной силой, но часть сознания ещё держится. Клыки пульсируют, чуть ли не до боли. Он прижимается к ней теснее, как возлюбленный. Упирается чреслами в её живот, чувствую упругость корсета. Но толика сознания сдерживает зверя, превращающего всё в еду. Перед Наруто стоит хрупкая девушка. И он не хочет её сломать. Медленно подносит её руку к губам, обнажая запястье. Он всё ещё понимает, что пить из шеи – слишком опасно и это могут заметить. Поэтому юноша обнажает клыки и ЧИК! Тонкая струйка крови стекает с внутренней поверхности локтя. Кто сказал, что клыками можно только протыкать кожу? Они отлично режут, иногда не хуже заточенного клинка.

Напитавшись, голод уходит. Наруто блажено закидывает голову, закрывая глаза, и чуть не роняет девушку. Она что-то тихо шепчет. Разум её ещё затуманен. Но гипноз развеивается. И у юноши почти нет времени. Она не вспомнит ничего, что с ней делал вампир. Он торопливо стирает рукавом следы крови с подбородка. Ему почти жаль девушку. Но он благодарен ей. За пищу. За удовлетворение, что она дала ему, хоть и неосознанно. Наруто нежно проводит по её щеке. Но отдергивает руку, пока она до конца не пришла в себя. Отступает на шаг и трогает её за плечо.
- Мисс, вы в порядке, - вновь вернулся этот заботливый голос. Наруто не может позволить себя выдать. Но и бросить её тут одну тоже не может.
- Что… - неуверенно произнесла девушка. – Что случилось?
Глаза её наполнены страхом, но юношу это больше не возбуждает. Жажда утолена. Он поднял руки, показывая, что безоружен. Девушка растеряно смотрит на него.
- Я ничего вам не сделал, - уверил Наруто. - Вы упали в обморок. И я не мог оставить вас тут, зная, что за люди бродят в этом месте.
Девушка как-то смущено опустила глаза. Пролепетала слова благодарности и приняла руку, предложенную заботливым незнакомцем.
- Я могу проводить вас? – услужливо поинтересовался юноша. Щечки её слегка зарделись румянцем. Наруто это заметил, про себя подумав, что она очень выносливая, раз в ней осталось столько крови, чтобы так заливаться краской.
- Ох, что это? – сердце пропустило удар. Девушка указывала на руку. Как он не подумал о порезе сразу? Теплая алая струйка стекала вниз, роняя капли на мостовую. Наруто вздрогнул.
- Должно быть вы поранились. Позвольте, - юноша выудил из кармана платок и перевязал локоток девушки. – Идёмте, я провожу вас. Такую рану нужно обработать.
Девушка только охнула, но потянула юношу вслед за собой.

Наруто сидел на карнизе дома, в котором снимал комнатушку. Солнце уже взошло, но его лучи только начинали проникать в сырую темноту закоулков. Как оказалось, город, который выбрал молодой вампир, был большим. Парень вначале даже не заметил этого, бродя лишь по окраинам. Но после этой ночи он обнаружил для себя широкие мощеные улицы, великолепные особняки, высокие заборы и пару дорогих питейных заведений. Впрочем, всё это было ему безразлично. Юношу не интересовала светская жизнь. Один неверный шаг – и ты теряешь всё, что имеешь.
Девушку, которую Наруто испил, звали Хинатой. Она действительно оказалась дворянкой, приведя парня к порогу одного из роскошных особняков. Около задней двери, в которую она попыталась незаметно войти, её обступили взволнованные служанки. Они громко причитали, что молодая хозяйка так поздно вернулась. И под этот шумок, пока никто его не заметил, Наруто свалил. Не хватало ещё ввязываться в историю с дворянами.
Юноша свесил ноги вниз, чуть прогнул спину, подставляя шею и лицо ласковым утренним лучам. Город ещё дышал ночной прохладой. Наруто чуть взъерошил волосы, щуря глаза, как довольный кот, и вытянул из-под рубахи шнурок с камушком. Его грани отражали лучи, переливались, сверкали. Он был чуть больше дюйма в длину, обработан в форме капельки. Юноше нравилось смотреть сквозь него на свет, который он пропускал через себя. Один ювелирный мастер в городе случайно заприметил камушек, когда тот выпал из-за ворота, и сказал, что это редкий голубой топаз. Парень веско отказался продавать его. Наруто сжал его в ладони, поднёс к груди, ощущая удары своего сердца, и убрал обратно под рубашку.

День начался прекрасно. Хозяин лавки, в которой работал Наруто, был снисходителен. Распорядившись расставить товар и следить, чтобы всякие подозрительные личности чего не упёрли, он изредка поглядывал на своего нового работничка. Юноша ему понравился. Он был невысок, чуть худощав, с копной светло-золотистых волос и лучистыми синими глазами. Паренек располагал к себе. И дело было даже не в вампирском внушении, а в природном обаянии. Наруто вертелся, крутился, но работал. Расставлял на полки товары, протирал пыль. Пару раз что-то чуть не разбил – но обошлось. И владелец был рад, что нашёл себе такого хорошего помощника.

- Эй, Наруто, держи, - крикнул хозяин, кидая маленький мешочек. Он шлепнулся на ладонь юноши, громко звякнув монетками. – Заработал, как-никак!
- Спасибо, господин, - парнишка широко улыбнулся. Серебро сверкнуло внутри. – А есть ли тут хорошее место, где отдохнуть можно?
Хозяин усмехнулся.
-Бордель чтоли?

Вечерние сумерки завладели городом быстро. Наруто шел по улицам, вдыхая смрад гнилых переулков, смешанный с запахом людских тел. Таверна, в которую направлялся юноша, была вполне пристойной. Располагалась она недалеко от торговых кварталов, ближе к окраине города. Про неё Наруто рассказал хозяин лавки. Шутник, оказывается, ещё тот!
Дверь поддалась легко, только чуть скрипнула. У стены стоял здоровенный амбал. Он только мельком взглянул в сторону вошедшего парнишки и продолжил созерцать зал. Помещение было большое и, если бы не столы, просторное. Народ уже успел собраться и Наруто втиснулся в угол, осматривая помещение. Тут же подбежала рябая разносчица.
- Что будете? – бегло поинтересовалась она.
- Пиво.
- Всё?
Юноша кивнул и девушка поспешно упорхала в сторону кухни. Тяжелая кружка громко плюхнулась перед ним и Наруто вздрогнул. Украдкой осматривая посетителей, так, чтобы вышибала не заметил, Наруто слишком увлекся. Парнишка, открыто высматривающий толпу, всем кажется слишком подозрительным. Либо карманник, либо проститутка. В любом случае - они ищут «жертв». И Наруто, пожалуй, входил в их число, зачастую притворяясь и теми, и другими. Дамочки в годах, да и некоторые богатеи, с необычными пристрастиями, хорошо клевали на молоденького смазливого мальчика. А заметившие пропажу своего кошелька полупьяные купцы и завсегдатаи с удовольствием кидались за «неудачливым» воришкой, чтобы намылить тому шею. Так Наруто и жил. От одной придорожной таверны к другой. И иногда ему казалось, что прелый запах дешевого пива и сгоревшего мяса скоро полностью пропитает его. Наруто глотнул из принесенной кружки и с удивлением отметил, что пиво было хорошим. Даже очень! Еду он перестал заказывать уже давно - надоело каждый раз разочаровываться. Любая пища, кроме крови, его организму уже не годилась. Это не значило, что он не мог есть – просто удовлетворения она не приносила. Иногда даже сильнее разжигала внутри иной вид голода. Зато Наруто пьянел. Это он заметил, когда старик Джирайя угостил его вином. Из головы выветрились все мысли и перед глазами всё поплыло. Было удивительно легко и хорошо. Вот только похмелье потом дало о себе знать. И это Наруто, как ни странно, порадовало.
Юноша, сделал ещё несколько глотков, и облокотился на стол. Народу было много и вампир не мог выбрать. Сегодня ему хотелось устроить для себя маленький пир. Да и повод был. Темно-вишневый новенький дублет, купленный с первых честно заработанных денег, был сшит как на заказ! Он тесно прилегал к талии, имел низкий и широкий вырез, открывавший рубашку на груди, и короткие рукава, закрывающие только плечи. Из симпатичного крестьянского паренька Наруто превратился в обворожительного городского юношу. По дороге он даже словил на себе пару заинтересованных девичьих взглядов.
Парень глубоко вздохнул и решил. У стойки, с кружкой вина, сидел закутанный в плащ путник. Его взгляд был мутен и, видимо, он никого не ждал. Идеально! Наруто встал, уже собираясь протиснуться к своему обеду, когда дверь распахнулась, и в таверну вошел черноволосый посетитель. Он тяжело вздохнул, и уже было направился к стойке, как его чувствительное обоняние уловило едва знакомый сладковатый аромат. Глаза Наруто расширились. Черноглазый оборотень смотрел прямо на него. И неподдельное удивление отразилось на чуть бледном лице, обрамленном угольно-черными прядями волос. Пир явно был сорван. Наруто поспешил убраться подальше.


- Эй, Наруто, что носом клюёшь? Бессонная ночка выдалась, да? – шутливо спросил хозяин. Юноша лишь устало улыбнулся в ответ.
Вчерашняя охота сорвалась, так же как и две предыдущие. Голод в последнее время давал о себе знать. Вечерами он безуспешно бродил по городу в поисках пищи, но терпел неудачу. После того, как Наруто повстречался с тем дворянином в таверне, беспокойство не покидало его. В толпе ему мерещились тени. Злобные глаза, огонь, серебро.
Наруто и предположить не мог, что здесь - так далеко, встретит одного из тех оборотней. Он был взволнован. В памяти то и дело всплывали глаза того дворянского сынка. Внутреннее чутье подсказывало, что от него надо держаться подальше. Но упрямство не позволяло Наруто в спешке смыться из города. Нееет! Он первым пришёл сюда («Хммм… спорный вопрос»). Это по праву его территория! И уж лучше пусть из города валит этот черноглазый оборотень. Наруто первым не дезертирует!

На четвертый день голод пересилил тревогу. После того, как хозяин отпустил его, Наруто не выдержал. На улицах было ещё полно народу. Он бродил вдоль мостовых, прикрыв лицо капюшоном плаща. Пару раз «случайно» натолкнулся на прохожих, но никто не обратил на это особое внимание. Парень устал. Голод внутри начинал жечь горло. Он потихоньку захватывал разум, и думать становилось сложнее. Сумерки уже наступили. Так много людей вокруг. Так много крови, текущей по их венам. Наруто сглотнул. «Надо сдерживаться».
Девушка впереди него запнулась, и взгляд юноши метнулся к ней. Она неловко покачнулась, но на ногах устояла. Тонкие ручки расправили юбки, и она пошла дальше. Но он уже не мог отвести взгляд от бьющейся жилки на шее девушки. Хочется, до безумия хочется прижаться губами. Сомкнуть руки на её талии, прижимая хрупкое тело к себе. И пусть сопротивляется, кричит – это приносит безумное наслаждение. Наруто сам не замечает, когда устремляется вслед за ней.
Тяжелая мужская рука опускается на плечо и юноша чуть ли не подпрыгивает от неожиданности. Он поворачивает голову, медленно, стараясь загасить пылающий огонь голода в глазах. Неровный пламенный свет от масляного фонаря играет бликами на доспехах стражника. Наруто вздрагивает.
- Эй, парень, с тобой всё в порядке? – спросил мужчина. Таких юноша ещё никогда не видел. Стражник возвышался над Наруто во все 7 футов. Глаза паренька уперлись ему в грудь и, пришлось задрать голову, чтобы смотреть прямо в лицо. Кожа его была бледно-серая, будто он был болен. Но мускулистые руки и вся его немалая фигура давали понять, что их обладатель очень силен, и связываться с ним себе дороже. В частности, об этом говорил огромный перевязанный двуручник, рукоять которого торчала из-за плеча. Водянистые серые глаза терялись на широком лице. И смотрел мужчина так внимательно, изучающе.
Наруто лишь на секунду растерялся. Но взял себя в руки. Нельзя показывать смятение стражникам, иначе они могут что-то заподозрить. Он решил притвориться больным: ссутулился, надел маску изможденности и заговорил негромким, чуть клокочущим в горле голосом.
- Простите, но я нехорошо себя чувствую, - юноша повел плечом, пытаясь скинуть здоровую ладонь стражника. Он опустил синие глаза, и на лице его отразилась тень страдания. «Давай же! Уходи!». Но мужчина стоял, выжидающе смотрел на мальчишку. Его взгляд скользил по Наруто, и тот совершено не понимал, что творилось у этого верзилы в голове. Но серые глаза метнулись вслед за девушкой, и стражник, будто понял, расплылся в усмешке. Юноша напрягся. Он застыл на месте и не смел пошевелиться, будто ожидая удара. Но, ни свою легенду, ни болезненного выражения не сменил. Если нападет - Наруто будет защищаться.
- Кисаме! Ты чего застрял? – недовольно окликнул мужчину напарник. Юноша чуть повернул голову, чтобы лучше разглядеть. Второй стражник не менее высокий, покрытый шрамами, с яркими глазами-изумрудами. Он стоял чуть поодаль и видимо не заметил в поведении парня ничего странного. Но этот, которого назвали Кисаме, ухмылялся. Да, именно! Не улыбка была на его лице, а будто звериный оскал. Орда нервных мурашек проскакала по рукам. Наруто сгорбился сильнее. Он готов дать отпор. Готов…
- Не, всё в порядке, - меняясь в лице, чуть лениво сказал верзила и убрал руку. Он направился вслед за напарником, и, Наруто уже было облегчено вздохнул, но неожиданно обернулся и вновь оскалился в хищной улыбке. – Эй, парень, там, в конце улицы, живет доктор. Думаю, он ещё принимает.
- Спасибо, - буркнул себе под нос юноша и, закутавшись в плащ, быстрым шагом подался домой.

Дверь комнаты он не запирал. Всё равно, кроме покрывала, пустой походной сумки да одного-единственного цветочного горшка брать у него было нечего. Наруто толкнул дверь и ещё до того, как успел войти, почувствовал нежный аромат человеческой кожи. Мурашки вновь пробежали по телу, но уже от другого чувства. Голод будто всплыл из глубины, охватил горло тисками, сжал. Юноша сглотнул, унял дрожь в руках и вошел внутрь.
На кровати, в нежно-сиреневом платье, сидела Хината. Она явно нервничала, сминая тонкими пальчиками ткань юбки. Взгляд её обратился к вошедшему, и она зарделась, увидев Наруто.
- Наруто, я … , - девушка замялась, быстро поднялась с кровати и отвела взгляд своих пронзительных лавандовых глаз. – Прости меня. Я пришла без приглашения. Ты тогда так быстро ушёл и я… Вот.
Она протянула юноше платок. Тот самый, которым он перевязал кровоточащую ранку от укуса. В голове проскочила мысль: «А не догадалась ли она?». Но, раз она пришла сюда, видимо - нет. Наруто растерялся. Он потянулся к платку, но рука его остановилась, не смея прикоснуться к коже девушки. Так приятно она сейчас пахла. Юноша с удовольствием втянул воздух, наслаждаясь её ароматом. И голод, разжигаемый внутри, сам преодолел последние остатки расстояния. Ладонь Наруто, вместо того, чтобы просто взять кусочек ткани, легла на пальцы девушки. Она оторопела. Застыла, как статуя, заливаясь краской. На секунду юноше показалось, что она готова упасть в обморок. Её прекрасные глаза расширились от смеси удивления и трепета. Голод упивался эмоциями этой девушки. Его безумно заводила её реакция: на взгляды, на прикосновения. Наруто пришел в себя, пока не было слишком поздно. Он принял платок, спрятав его в карман, и заметил, как девушка прижала руку к груди. Будто это было самое драгоценное в её жизни. Она была смущена. Краска ещё заливала щёки и юноша, нет, скорее голод, будто отдельная личность, страстно желал её. Хината неуверенно подняла глаза, встретившись взглядом с Наруто. Она секунду колебалась, потом пробормотала: «Всего хорошего», и, обойдя юношу, направилась к двери. Он и сам не заметил, как рука потянулась к ней, ловя тонкое запястье. Девушка вздрогнула, обернулась к нему, недоуменно смотря глаза в глаза.
- Ты придешь ещё? – спрашивает юноша. Хината нерешительно кивает, и он отпускает её. Наруто и сам не знает – а голод ли задал этот вопрос?

Утро было тихим и солнечным. Покупателей в лавке не было, и Наруто наслаждался игрой бликов на разноцветных стеклышках окна. Он был бодр и полон сил. Даже хозяин заметил. Юноша только отшутился. Его уже не интересовало, нашла ли стража того бродягу в переулке. Он сильно постарался, заметая вампирские следы за собой. Порезал горло вдоль укусов клыков, чтобы не обнаружили два маленьких прокола кожи. Потряс внутренние карманы в поисках кошеля, но вспомнил, на кого напал, и успокоился. Единственное, что он смог выудить у бродяги – потертый серебряник, запрятанный явно на счастье. Но ведь монета больше ему не понадобиться. Наруто вертел её в руке, подставляя стороны на свет.
Он аж подпрыгнул от неожиданности, когда дверь распахнулась и вошла эффектная дама в годах. Расшитое платье, тонкая талия, сложная прическа. Она лишь мельком взглянула на Наруто и решительно направилась внутрь.
- Ао, козлёночек мой, где ты?! – пропела она тонким голоском. Из внутренней комнаты показалось удивленное лицо хозяина. Он посмотрел на женщину и, на губах его появилась ласковая улыбка. Уже направляясь к ней, он на ходу бросил парнишке:
- Наруто, ты это… иди. На сегодня свободен!

- Йо, Ино, как дела? – юноша приветливо улыбнулся. Милая блондинка обернулась к пареньку, и помахала в ответ. Они познакомились, когда Наруто искал работу. Девушка, которая помогала в небольшом семейном магазинчике, отправила его к отцовскому другу. Тому самому, у которого юноша и работал сейчас.
Ино старательно переставляла горшки и вазы с цветами. Она могли продавать их только летом, и места внутри магазинчика не хватало. Поэтому большинство живого товара стояло снаружи. Девушка указала рукой на охапку лютиков рядом с Наруто и, тот поставил их в ближайшую вазу. Он присел на небольшую скамейку и стал наблюдать, как прилежно Ино обрезает лишние листочки со стебля какой-то дикой полевой ромашки.
- Слышал, - обратилась девушка к нему, не прекращая своего занятия, - говорят барон то наш, Учиха, зашевелился! Старшему сыну невесту ищет!
- Хах, чего это? – под улыбчивой дружеской маской Наруто напрягся. Он помнил этого самого старшего сына. Высок, красив, осанист. Да за такого любая девица горло перегрызёт. И не только сопернице. Юноша поёжился. «Завидно!». За ним-то женщины никогда толпами не увивались.
- Как представлю я этого сынка! Аж дрожь пробирает! – недовольно сказала девушка, закатывая очи к небу. – Поди-кось, уродец, какой редкостный, раз до сих пор жену то себе не нашел.
«Ох, как ты, Ино, не права! Совсем же не знаешь, о чем говоришь! Вот увидела одним глазком – век бы хвостом за ним бегала!», - но не мог же Наруто признаться девушке, что видел того самого женишка. - «Там есть, на что посмотреть!»
- Зато, - продолжила она, - мы с Сакурой вчера такого красавца увидали! Волосы – смоль черные. Глаза – как бездонные тёмные озёра! – Ино мечтательно подняла глаза, прижимая многострадальную ромашку к груди. – И взгляд такой… такой… загадочный, прямо… ах!
Она очаровано продолжала лепетать, выронив цветок из рук. И Наруто успел подхватить его, чего совершено не заметила девушка, совсем поглощенная своими мечтаниями. Юноша повертел ромашку перед носом, вдыхая полевой аромат. Девичьи грезы его совсем не интересовали.

Наруто шёл домой и все его мысли были заняты голодом. Не то, чтобы ему прямо сейчас хотелось есть, но он чувствовал сосущее чувство, которое, будто сонный зверь, ворочалось где-то внутри него. Вампир понимал, что контролировать его стало сложней. Возможно, сказалось постоянное нахождение среди «еды» и практически не покидающее чувство тревоги. И больше, чем приход в город охотников, юношу пугало присутствие оборотня. У него мелькнула мысль, что дворянский сынок его преследует, но вспоминая его удивленное лицо, Наруто понимал, что даже самый лучший актер не мог похвастаться такими эмоциями во время игры. «Или мог?»
Наруто вошел в дом и замер. В нос ударил знакомый аромат. Настолько приятный запах нежной человеческой кожи. Казалось, он занял всё пространство. И юноша знал, что ни хозяйка, ни две соседки не пахнут так чудесно. Эта мысль сформировалась ещё до того, как Наруто поднял голову, встречаясь с робким взглядом Хинаты. Она стояла у двери его комнаты, застенчиво переминаясь с ноги на ногу.
- Хината, - губы сами расплылись в доброй улыбке и девушка смущено ответила. Он подошел ближе, наслаждаясь её ароматом. И на секунду подумал, что когда он стал вампиром, то сторонился людей, женщин, девушек. Боялся принести им вред. Но те времена давно минули. Наруто уже не тот. Он принял себя. Он вампир. Он хищник. Без крови он не выживет. И чтобы уцелеть в этом мире – нужно играть свою роль.
Наруто протянул руку девушке, и та, неуверенно, подала свою в ответ. Краска вновь хлынула к её щекам. И юноша улыбнулся шире. Ему нравилась реакция девушки. Он медленно наклонился, не спуская глаз с Хинаты, и легко коснулся губами тыльной стороны её ладони. Она так мило засмущалась, отводя глаза.
- Я рад, что ты пришла.

- Наруто, ты давно в городе? – спросила девушка. Юноша искоса наблюдал, как чуть дрожат её ресницы. Черные волосы колыхал легкий ветерок. Открытое окно не только наполняло комнату вечерней свежестью, но и помогало чуть притупить чувство голода. Хината робко сжимала тонкими пальчиками чашку чая, которую ей подал Наруто. Кровать была узкой, но другого выбора, где им расположиться, не было. Ненамеренно, но они придвинулись друг к другу ближе.
- Где-то с месяц. Я приехал, чтобы поработать, - ответил Наруто. Не трудно догадаться, что она спросит именно об этом. Многие люди схожи в одном – в любопытстве. Верно?
- Эмм, Хината, а как ты нашла меня?
Только сейчас юноша подумал, что она ничегошеньки не должна о нём знать. Эта мысль как-то не посещала его голову. Он краем глаза наблюдал за её реакцией. На мгновение глаза девушки расширились, будто в испуге, потом это выражение сменилось смущением и Хината, в своей робкой манере, опустив взгляд, произнесла.
- Ну, после нашей первой встречи, я увидела тебя в торговом квартале. Совершено случайно! Ты не подумай - я не следила! – она развернулась к Наруто, цепляясь за его рукав, будто в подтверждение своих слов. Её взгляд был так красноречив. Такой отчаянно-молящий. Она пыталась его убедить, что не искала его. «Как интересно». – Потом я заметила, как ты входишь в этот дом. Узнала, что ты здесь живешь. Я только хотела тебя поблагодарить.
Она говорила всё тише и тише, и почти прошептала последние слова, но Наруто услышал. И уловил он не только это. Гулкие удары её сердца наполняли комнату. Они напоминали музыку. И лишь иногда ускоренный ритм сбивался.
Юноша глянул в сторону окна. Синее полотно неба размывали нежно-розовые перистые облака, окрашенные снизу в ало-красный. Солнце почти село. Время ночных существ наступало.
Хината тоже посмотрела в окно и, юноша испугался, что она сейчас засобирается. Он не мог позволить её уйти. Это отличный шанс утолить голод. И не только жажду крови, но и кое-какой ещё. Она была милой. Красивая, робкая, смиренная. Для него - почти идеальная.
Он чуть наклонил голову, скрывая глаза за золотыми переливами волос, чтобы она не заметила разжигаемые вампирские искорки. Юноша неотрывно следил за ней. Боялся спугнуть, оттолкнуть. Он накрыл её руку своей, чуть сжимая. Она замерла. И взгляд у неё встал такой удивленно-ждущий. Она будто догадывалась, на что намекал Наруто, но боялась этого. Он не мог её винить. Его тело изголодалось по женской ласке. Дамочки в годах отлично знали, чего хотели. Им нужен был миленький покорный мальчик, исполняющий любую их утеху. Юные девушки были слишком робкими и берегли себя. Наруто, конечно, мог из зачаровать, но не получил бы того удовольствия. Да и насильником он быть не хотел. Всё-таки, даже будучи вампиром, у него остались хоть какие-то принципы. А Хината была слишком близко. Вот она – сидит рядом. Если запротестует – Наруто остановится. «Проверим».
Юноше не потребовалось много времени, чтобы реализовать свои мысли. Чуть поднял голову, различая, как быстро-быстро бьется жилка на её шее. И подался вперед, невесомо касаясь её губ своими. Уловил, как она задержала дыхание. Глаза её были широко открыты. Он не позволил себе большего. Пока. Только одно мимолетное прикосновение. Наблюдал, за её реакцией. И Хината удивила его, отвечая на поцелуй. Наруто воспринял это как согласие с её стороны. Хотя, на что именно идет, девушка вряд ли понимала.
Наруто обхватил её за талию, прижимая к себе. Теснее, чтобы почувствовать удары её сердца. Но через ткань рубашки ощутил лишь гладкость корсета под её платьем. Она закрыла глаза, наслаждаясь прикосновением губ, но юноша был настроен решительней. Оторвавшись от неё, провел кончиком носа до мочки ушка и обратно, будто поглаживая. Она замерла, не решаясь ничего делать. И Наруто взял инициативу на себя. Внутри всё так и ныло от предвкушения. Он нежно провел языком по её губам, и она выдохнула. Юноша и не заметил, что она задерживала дыхание.
Наруто нежно, но настойчиво провел руками вдоль тела девушки, и та затрепетала. Дрожащими ладонями Хината ухватилась за плечи парня, открываясь ему. Он тут же завладел ею, врываясь языком внутрь её рта, лаская, маня. Юноша полностью отдался тому влечению, что захлестнула их обоих. Его пальцы погрузились в черную густоту волос, нащупывая шпильку, и нехитрая прическа девушки рассыпается. Длинные пряди ниспадают, обрамляя милое личико, и Наруто, отрываясь от девушки, любуется ей. Невинность Хинаты ласкает взгляд. Но её глаза прикрыты. Толика страсти и желания поселилась в их глубине. И юноша загорается тоже. Прижимается чуть припухшими губами к жилке на хрупкой шейке. Сдерживает себя, чтобы не перейти от жажды тела к жажде крови. Но похоть подавляет голод, и тот, нехотя, сдает позиции.
Ладонь юноши скользнула ниже, под ворох юбок, касаясь оголенного бедра. Хината вздрогнула, резко втянула воздух, но не отстранилась. Наоборот, обхватила руками шею Наруто, теснее прижимаясь к нему. Он языком и губами продолжал ласкать её, опускаясь ниже и ниже. Вдыхал нежный аромат её кожи. Кончики темных волос щекотали его лицо, и он чуть прихватил их, теребя. Его пальцы сильнее сжали бедро девушки, и она уткнулась носиком ему в плечо, приглушено застонав. Больше Наруто терпеть не мог. Он чувствовал, как внизу, его тело наливалось тяжестью. Требовало переходить к более решительным действиям. Он сглотнул и насел на Хинату, опрокидывая её на кровать. Она ахнула и взглянула на юношу. Но более не было в её взгляде страха. Неведомые доселе эмоции, нахлынули на неё. Девушка не знала, чего от неё требовалось. Она полностью отдавала себя Наруто, нависшему сверху. Он вновь поцеловал её. Но теперь сразу глубоко, страстно. Будто желая выпить её без остатка. Она отвечала ему, неумело, но от этого не менее пылко.
Он навалился на неё сверху, давая почувствовать весь жар своего тела. Его плоть - горячая, готовая, уперлась ей в бедро, на миг возвращая в реальность. Она затуманенным взором глядела на него, но будто не понимала, что должно произойти далее. Но её глаза стали на секунду ясными, она всё также чуть робко кивнула ему, и поддалась. Наруто сглотнул. Хотелось всего и сразу. Взять её быстро и жестко, грубо сжимая её аппетитные бедра. И одновременно медленно, наслаждаясь каждым движением, оттягивая момент.
Она сама протянула руку, запуская пальцы в золото его волос. Вампир заметил, как участился её пульс. Как судорожно поднималась под ним грудь девушки. Как быстро билось сердце. Хината была поглощена вожделением – впервые в жизни. Это опьяняло. Их обоих. Её губы призывно раскрылись, и юноша потянулся за новым жарким поцелуем. Ночь обещала быть долгой.


Он не помнил, как её платье оказалось на полу. Рука Наруто потянулась к завязкам корсета, но девушка, вынырнув из охватившей её страсти, остановила его.
- Не надо! Мне не надеть его без помощи служанок!
Юноша опустился ниже, проводя языком линию вдоль её ключиц, отчего тело Хинаты изогнулось дугой.
- Как скажешь, - выдохнул он в ложбинку меж её грудей. Она простонала что-то невнятное, прикрывая рот ладошкой, чтобы её не услышали за пределами комнаты. «Разумно» - промелькнуло в голове у Наруто, но все мысли тут же были смыты другими «занятными» идеями.


Юноша лениво открыл сонные глаза перед самым рассветом. Солнце ещё не встало, лишь окрасив полотно горизонта мягкими золотистыми лучами. Они ласкали тело Наруто, не до конца сформировавшееся, но уже не детское. Подтянутое, слегка худощавое. Оно навсегда останется таким же нежным, юношеским. Иногда парень сожалел, что не сможет постареть. Никогда не узнает, как бы он выглядел в 30 или 50. Смотря в зеркало, не увидит морщин и седину, тронувшую его волосы. Не будет опираться на трость, потому что ноги стали подводить его. И орава детей не накинется утром с визгами, заставляя скорее проснуться. Наруто вздохнул. Но подумал, что и жизнь вампира не так уж и плоха.
Он провел ладонью по смятым простыням. Остывшим, но ещё хранящим нежный девичий запах. Наруто вздрогнул, переворачиваясь на бок и зарываясь в них носом, вдыхая аромат, смакую его, наслаждаясь. Хината ушла ещё ночью. Растрепанная, чуть растерянная. После всего она так мило засмущалась, не зная, куда деть глаза. Засобиралась и ускользнула, будто утренняя дымка. Наруто было даже интересно, как девушка объяснит всё домашним. Он бы не отказался на это взглянуть, но лишь обессилено упал обратно на кровать.
Юноша умиротворено перебирал складки на простынях, когда первый солнечный лучик пробился сквозь стекла окна и упал на кровать. Где-то внизу, на нижних этажах, завозилась хозяйка. Наруто слушал, как она громко шуршит чем-то в прихожей и гремит на кухне. Ему нравился запах еды, что она готовила. Какой-то чисто домашний, уютный. У старушки Цунаде, если та бралась за кухонные плошки, был совсем иной. Да и готовила она так себе. Но этот запах, какой-то слишком близкий, знакомый, Наруто приходиться по душе. Он потянулся на кровати, разминая мышцы, и раздумывал, стоит ли идти клянчить завтрак. Есть не хотелось. Голод был утолен.

Начиная собираться, Наруто обнаружил, что в порыве страсти раскидал всё вещи. Пришлось собирать. Покрывало слетело прочь и юноша невольно дернулся. Простыня было в крови. Темные бурые капли и нежно-розовые пятна смешивались в причудливый узор на ткани. И Наруто как завороженный провел по ним пальцами. Вспомнил, что сегодня это ложе с ним разделила невинная девушка. Его вздохи и страстные всхлипы наполняли стены комнаты. Её горячая, приправленная похотью кровь сейчас наполняла его тело. Наруто только надеялся, что она не сильно пострадала. А простынь он выкинул в первую же яму.

В лавке было тихо. Покупателей не было. Хозяин испарился, оставив Наруто за главного. И лишь тонкий аромат явно дорогих духов витал в воздухе, наводя на мысли, что господин Ао будет занят ещё долго. Не сложно было догадаться, что он пошел развлекаться со своей пассией. Даже Наруто понимал, что такой роскошной женщине трудно отказать. Юноша сел на стул за стойкой, спокойно раскрывая первую попавшуюся под руку книгу. Время вяло текло мимо. Скука одолевала его. Он уже подумал подремать, когда скрипнули дверные петли, и черная тень юркнула внутрь. Наруто замер, не смея пошевелится. «Да быть того не может!». Младший сын графа глядел в окно, даже не обращая внимания на то, что кроме него в помещении кто-то есть. Он был напряжен, резко развернулся, и уперся взглядом в Наруто. Нет, теперь на его лице не было того удивления, которое вампир видел в таверне. Тень раздражения скользнула по точеным чертам и тут же скрылась, сменяясь каким-то равнодушным выражением. Но Наруто слышал слишком частые удары его сердца. Видел буйно бьющуюся жилку у него на шее. И понимал, что это спокойствие лишь показное. Перед вампиром бесполезно притворяться.
- Спрячь меня, - ровно сказал черноволосый юноша.
Наруто опешил. Он сейчас не ослышался? Нет?
- Быстрее, - слишком нервно. Графский отпрыск снова глянул в окно, недовольно прищурился.
Наруто растерялся. Не каждый день вносятся в лавку с подобными просьбами. Он махнул светловолосой макушкой, собираясь с мыслями. Поднял голову и встретился с чернотой глаз оборотня. Не мог отвести взгляд. Пока подозрительный шум на крыльце не заставил его оторваться.
- Туда, - кивнул Наруто в сторону кладовой. Черноголовая тень успела вовремя исчезнуть за косяком. Дверь распахнулась внезапно, громко хлопнув о стену. И в небольшое помещение ввалились трое раскрасневшихся девиц. В одной из них юноша узнал свою знакомую Ино. Она обвела помещение взглядом. Остановила на Наруто свои голубые глаза-озёра и только тогда перевела дыхание.
- Тут это… парень не заходил? – девушка подошла ближе, оперлась на стойку, всё ещё стараясь отдышаться. Прямо как от волков убегала, не меньше. Юноша состроил удивленное выражение. Развел руками и отрицательно помахал головой. Девушки чертыхнулись.
- Упустили, - обречено выдохнула Ино. Поправила юбки, прическу и уже на выходе, задержавшись в дверях, обернулась. – Наруто, если встретишь того красавчика, про которого я тебе рассказывала, скажешь мне.
Юноша только кивнул. И это не было просто просьбой. Ино была недовольной, по её повелительному тону было понятно, что отказа она не приемлет. Всё-таки она может быть грубой, когда ей это нужно.

Когда дверь за девушками закрылась, Наруто в мгновение пересек лавку и заглянул в окно, проверяя, далеко ли они ушли. Шорох со стороны кладовой заставил его обернуться. Черноволосый юноша стоял гордо, смотрел чуть насторожено и, казалось, сейчас сорвется с места. Вампир лишь кивнул, подтверждая, что «опасность» миновала.
- Ушли, - облегчение наполнило его голос. Наруто даже не нужно было объяснять, почему оборотень убегал. Тут и дураку было понятно. За таким красавцем девки выстраивались в очередь, просто чтобы поглядеть на него. А уж Ино то, с её страстной любовью к брюнетам, можно было понять. Теперь ему стало ясно, про кого она тогда говорила. Ох уж эта девица!
Но вампир ни на секунду не забыл, кто перед ним. С оборотнями шутки плохи. Он это знал, как никто другой. Пораскинув мозгами, подумал, что даже если волк не напал раньше, то угроза всё равно вполне реальна. Но мохнатый не будет кидаться в городе, тем более в торговом квартале, где, куда не посмотри – куча стражи.
Тем временем, пока Наруто обдумывал уровень опасности, черноволосый графский отпрыск с равнодушием обводил взглядом лавку. Мимолетом глянул на полки, стойку и задержался на пареньке у двери. Его глаза чуть сузились, и казалось, что в его голове промелькнули те же мысли, что и Наруто. Он сделал несколько шагов вперед, остановился и спокойно произнёс.
- Спасибо, ты выручил меня, - и вампиру показалось, будто юноша проверяет его. Он с интересом посмотрел на брюнета, шаря глазами по его фигуре, лицу. Остановил взгляд на усмешке, чуть тронувшей изящные губы. И подумал, что даже если всё это какая-то игра, то она безумно интересная. Он тоже сделал несколько шагов навстречу молодому оборотню. Тень сомнения проскочила в его голове, но он отбросил её прочь. Протянул руку и широко улыбнулся.
- Будем, наконец, знакомы. Я Наруто.

Юноша удивился. Непонимающе уставился на вампира, будто не зная, как реагировать. Или же, скорее, впервые сталкиваясь с таким поведением. Быстро пришел в себя, надел привычную равнодушную маску и пожал протянутую ему руку. Это «существо» перед ним было ему интересно. Не только потому, что он хотел узнать, как вампир способен ходить днем. Сама его личность притягивала оборотня. Улыбчивый рубаха-парень. Он будто играл какую-то только ему известную роль. Про себя графский отпрыск только пожал плечами. Мало ли что в голове у этого «На-ру-то».

- Моё имя Саске, - представился юноша.
- Что, поклонницы прохода не дают? – улыбнулся блондин. Хотел дружески похлопать собеседника по плечу, но вовремя отдернул себя. «Не забывайся» - прошипел внутренний голос. Он отошел обратно к стойке, беззаботно плюхнулся на стул и взял книгу. Но не раскрыл, просто вертел в руках, наблюдая. Внешне расслабленный, внутри он был словно натянутая струна. Не знал, чего ожидать от черноволосого юноши. Просто смотрел. Наруто прекрасно знал, что лунные фазы не влияют на оборотней. Только на зараженных ликантропов. Он слишком многих повидал, чтобы не перепутать их при встрече. В памяти ещё свежо отпечаталось облик волка на холме. Его горящие огнем глаза и развевающаяся угольно-черная шкура. Он был животным. Разумным зверем, осознающим, кто он есть. Но вместе с этим - преследующим добычу в лесу. Ликантропы другие. Огромные мохнатые твари, подчиняющиеся луне. С безумным взглядом и кашей в голове. Они не различают друзей и врагов. Убивают всё, что движется и неистово жрут. Истинные оборотни по сравнению с ними просто аристократы.

Саске стоял спокойно. Равнодушно осматривал сидящего Наруто. Ответа от него так и не последовало, хотя он и не нужен был. Они оба это осознавали. Юноша педантично смахнул осевшую на него пыль. Вновь обратил взор на вампира и улыбнулся уголками губ.
- Давно ты работаешь тут? – спросил он. Подошел ближе и Наруто внутренне подобрался. Заметил про себя, как нервно потряхивает руки, и отложил книгу.
- Недавно, - натягивая лучистую улыбку, ответил юноша. Строить дурачка у него всегда отлично получалось. – Я из деревни приехал. Заработать деньжат решил.
Саске с сомнением посмотрел на него. Отчасти, тот не врал. Просто не договаривал всех своих причин приезда. Не заявлять же прямо с порога, что город для него – огромная охотничья территория. Оборотень и сам это понимал. Но, откровенно говоря, ему было плевать. Пока этот вампир не будет восседать на собственной горе трупов – это не имеет значения.

- А ты? Или мне на ВЫ обращаться?
- Ты знаешь? – удивлено взглянул на него Саске. Застыл, будто его поймали с поличным.
- Конечно. Кто не знает?
- Вообще-то никто не должен, - как-то зло прошипел юноша, моментально меняясь в лице. - Мы здесь инкогнито.

«МЫ? Значит, он здесь с братом. И мало ли кого ещё это графские отпрыски с собой притащили. Их отец, должно быть, даже «за шторку» своих драгоценных детишек не отпускает без охраны».

- Не говори никому. В особенности – той девчонке, - произнес Саске. Беззлобно, но твердо. Давая Наруто понять, что ему же будет хуже, если проболтается.
- Да я, в общем-то, и не собирался.
Молодой Учиха только кивнул, принимая. Он подошел ближе, кинул на стойку пару монет и подхватил книгу, которую пытался читать Наруто. «Сохрани мою тайну». Это было негласное соглашение.

@темы: фанфики, Творчество, Отражение, Наруто