13:05 

Отражение. Душа волка

WildMoon
Когда не знаешь, чего хочешь от жизни, перед тобой открываются сотни возможностей
Название: Отражение. Душа волка
Автор: WildMoon (aka Саарат)
Пейринг: Наруто/Саске
Рейтинг: PG
Жанр: Romance
Статус: закончен
Предупреждение: AU
Дисклеймер: мир и герои принадлежат Кишимото Масаши
Саммари: Вы некогда не задумывались над тем, что чувствует волк, когда глаза горят огнём, а ветер треплет шкуру при беге? Для двух братьев это – настоящая жизнь. Но и она может стать другой, когда неожиданная встреча в лесу всё изменит для одного из них.
От автора: Люблю фентези, вот и решила создать нечто на эту тему.

Ночь. Полная луна, висящая посередине тёмно-синего лоскута неба, освещает лес. Её тусклые, еле видимые лучи пробиваются сквозь ветви столетних дубов и осин, оставляя причудливые тени на порядком подсохшей осенней траве. Далеко на востоке простираются километры гор на которых белыми верхушками лежит снег. С севера на юг протекает извилистая бурная речушка. Приближается зима, и через пару месяцев она затянется толстою коркой льда. Из деревни будут приходить люди, и железными брусьями или палками выбивать небольшие проруби, чтобы набрать воды. Отличная возможность поохотится. Цепляясь жесткой угольной шерстью за длинные ломкие ветки, застревающие в ней, таща практически на себе тело в 160 фунтов, переходя со стремительной бешеной рыси на бег, чтобы дать передохнуть уставшим лапам, нагоняемый толпой разъяренных крестьян – это ли не азарт, игра жизни и смерти? Кто поймает первым: ты его или он тебя?
Но не сейчас. Эта удивительная пора, когда вереница узких следов испачкает белоснежную простыню снега, приятно хрустящего под замёрзшими лапами. Когда пронизывающий до костей мороз заставит ещё плотней прижаться смоляными шкурами друг к другу, что хоть как-то позволит сохранить тепло и делить его на двоих, уткнуться холодным черным носом в чужую, но всё-таки такую родную шею, в густую, ещё хранящую каплю тепла, шерсть, и выпускать изо рта бледные облачка сизого дыма. Но это будет позже. Первый снег появиться только через месяц, если не больше.
Едва уловимый запах – смесь пота, травы и мускуса – заставляет две длинных чёрных морды с алыми рубинами глаз чуть напрячься, чтобы узнать его обладателя. Видимо здесь недавно прошёл олень. Скоро они собьются в стада и охотиться на них будет сложно. Всё-таки рога с множеством отростков – веский аргумент.
Два волка. Два брата. Это их ночь. Сегодня она должна принадлежать только им.
Слишком холодный для этого времени года ветер путается в жесткой шерсти. Ветки и засохшие листья приятно хрустят под лапами, создавая ощущение будто ты идёшь по ковру. Едва слышный шорох в кустах привлекающий чуть больше внимания чем нужно. Быстрое движение, и две тени скользят сквозь кусты. Всего лишь заяц. Но и его погонять стоит, хотя бы для того, чтобы потешить своё самолюбие. Пока крохотное сердечко бьётся в груди этого зверя, они буду т преследовать его, то нагоняя, клацая большими белыми зубами у его напряженных боков, покрытых серо-бурой короткой шерсткой, то немного отставая, давая фору и надежду на спасение. Это продлиться не долго, пока одному из братьев не надоест эта глупая забава и его челюсти не сомкнуться вокруг маленького тельца зайца.
А дальше их дорога ведёт на восток. Обогнув рощу, стараясь не разбудить прикорнувшего медведя, чьё логово прямо под стволом упавшего прошлым летом дуба, скользнуть по старой оленьей тропе на холм, с которого открывается великолепный вид. На этом взгорье две пары внимательных глаз изучают свои угодья. Река, с её извилистыми пологими берегами, и небольшое селение вдалеке, славящееся своей медовухой. Всё, до чего дотянется их взгляд, принадлежит им, и пусть только какой-нибудь молодой неопытный щенок попробует посягнуть на их территорию. Живым он точно отсюда не уйдёт.
Два хищника. Два зверя. Братья по крови, иногда забывающие что они всё-таки не животные.
Тот, что крупнее, с густой чёрной шерстью, будто выгоревшей на солнце и приобретшей рыжевато-пепельный оттенок, стоит гордо, высоко подняв голову. Багрово-красные глаза поблёскивают в темноте. «Старший – значит более мудрый, опытный», - так бы про него сказали охотники. Жаль не один из них не дожил до того дня, когда сможет открыть свой рот, чтобы поведать в придорожном трактире о случайной встрече в лесу.
Другой меньше, с синеватым отливом угольной лохматой шерсти и ярко-рубиновыми глазами, отражающими луну. Его тело более стройное, подтянутое, совсем ещё детское. Он стоит, низко опустив голову, вслушиваясь в ночную тишину и, с жадностью вдыхая запахи ночного леса. Он более резок, стремителен, совсем не такой, как его старший брат. Он нападает быстро, чётко, но совсем не умеет ждать. Его острые зубы первыми рвут кожу и мышцы, вгрызаясь в ещё трепещущее тело. А потом он смотрит в глаза, наблюдая за тем, как жертва медленно умирает, захлёбываясь собственной кровью. Но всё же он всегда придерживается брата, следуя за ним.
Эта ночь должна была принадлежать им. Но вместо этого луна осветила и открыла их взгляду нечто необычайное для этих мест. Внизу, под холмом, в заросшей колючим кустарником рубуса лощине, склонившись над трупом оленя, сидел человек, закутанный в тёмный мешковатый плащ. Без сомнения он пил кровь, жадно припадая к шее животного. Изредка отрываясь от своего занятия, причмокивая губами, он вновь наклонялся, чтобы сильнее вжаться в мягкую, податливую плоть. Лицо его было прикрыто капюшоном, так что шанса рассмотреть его не было. Полы плаща лежали в траве, пачкаясь пылью и грязью.
Сначала у младшего брата промелькнула мысль броситься на невежественного вампира, не знающего на чью территорию он зашёл, но он подавил в себе этот порыв и остался на месте, внимательно наблюдая за его действиями. Старший тоже ничего не предпринимал, следя за реакцией брата, но в любой момент готовый броситься на «врага». Хотя тот, в свою очередь, не замечал ничего вокруг.
Порыв ветра, треплющий волчий мех, летящий дальше, путаясь в ветвях деревьев и играя с листьями, принёс снизу, из лощины, слабый запах ромашек и медовухи.
Напившись, вампир встал, оттряхнув колени от грязи и прилипших листьев, снял плащ, открыв взору двух волков молодого парня. Мальчишка лет 16 с непослушной копной светлых волос на голове и горящими глазами, которые видны даже в темноте. Невысокого роста, складный и, что можно подметить даже ночью, очень красивый, с мягкими чертами лица и миндалевидными глазами. Он старательно вытер лицо и руки об плащ, так, чтобы ни единая капелька крови не осталась на них. Затем свернул его и, перебросив через плечо, осмотрелся по сторонам.
Лишь сейчас он заметил двух хищников наблюдающих за ним с холма. Его взгляд был спокойный, но заинтересованный. Наверняка он принял их за обычных волков, пришедших сюда на запах крови, но не осмеливающихся пока нападать. Его глаза сузились, пытаясь лучше рассмотреть зверей, но луна, светившая прямо в лицо, мешала это сделать. Теперь младший брат отчётливо чувствовал запах ромашек исходящий от парня. И это было странно. Конечно он слышал от Старших про вампиров. Раньше, ещё столетие назад, когда их было много, и на них велась охота, они были обычным явлением. Никого не удивишь рассказом о «ночном охотнике», выпившим твою кровь, но так и не превратив в себе подобного. У многих были шрамы в виде полумесяца на шеях и запястьях, и это было нормально. Сейчас же встретить настоящего вампира – настоящая редкость. После долгой охоты и травли практически всех их перебили, в живых остались лишь те, кто смог спрятаться понадёжнее. Да и тех очень мало.
Парень, будто опасаясь нападения, отступил на несколько шагов, но не увидев агрессии со стороны волков, развернулся и нырнул в заросли малинника, будто его и не было. Братья так и остались стоять на вершине холма, размышляя, откуда же в их краях появился вампир.

Как и всё в этом мире ночь тоже подходит к концу и место на небосклоне занимает солнце, перекрашивая тёмно-синее покрывало неба сначала оранжево-желтыми, а потом светло-голубыми красками. Луна же со своими сестрами-звёздами уходит, чтобы вновь занять свою небесную вахту, но уже после заката.
Люди в деревне медленно просыпаются, открывая ставни на окнах и давая лучам света проникать в скромные домики, разгоняя тьму по углам. Первые пастухи уже выгнали стада коров и овец в поля, давая наесться последней в этом году сочной травой, которая скоро совсем исчезнет. Мальчишка лет 10 один остаётся следить за ними, днем сменяемый отцом. Привычная жизнь для всех.
Но сегодня особый день для деревенских жителей. Один из пастушков прибежал и сообщил что по дороге едут ОНИ.
Два брата. Два дворянина. Сыновья барона, первого при короле. У них есть всё: сила, власть, богатство. Они – завидные женихи в королевстве. Но это, отнюдь, не делает их счастливыми. Для них вся жизнь предрешена. Пускай она и не такая, как у других, но от этого им не становиться легче. Уж лучше лес. День за днем неустанно охотиться чтобы выжить, протирая лапы до кровавых мозолей, загоняя добычу в ловушку, и вдыхать смрадные испарения болот, от которых в голове всё мешается и желудок будто выворачивает наизнанку. Да, если бы у них был выбор, они несомненно предпочли бы такую жизнь. Но выбора нет, поэтому сейчас они совершают ненавистный объезд своих угодий, земель отца, которые впоследствии передадутся старшему брату по наследству.
Главная и единственная деревенская дорога выложена старым грязно-серым булыжником. Пятеро всадников, уверенно держась в седлах, осматривают окрестности. Двое братьев – великолепные статные красавцы – брюнеты, с холодным блеском антрацитовых глаз.
Старший едет впереди, как и всегда. Конь под ним спокоен, как и его всадник, будто он отрешён от этого мира и ему не до чего нет дела. Он не привык показывать своих чувств другим, и исключение составляет лишь только маленький брат. Так его называет только он, считая, что тот ещё слишком юн для взрослых проблем, стараясь оградить и защитить от всего, что может навредить. Поэтому всегда держится рядом, зачастую даже не выдавая своего присутствия.
Младший наследник едет сзади, отставая лишь на несколько шагов от брата, придерживая резвого вороного жеребца, так, чтобы тот не сорвался на стремительный неукротимый бег. Ему и самому наскучил этот объезд – просто напоминание того, что жизни этих людей всё ещё принадлежат барону. Сам бы он ни за что не поехал, но тяжелый взгляд отца заставил его сесть в седло и отправиться вслед за братом. Хотя в любой момент он готов дать коню волю, чтобы побыстрее покинуть это место и вернуться в замок или, просто бросив поводья, пустить жеребца, чтоб тот сам выбирал дорогу. Чувствовать взмокшие чёрные бока, резко вздымающиеся при беге, и гриву, что щекочет лицо. Но злить отца ему не хотелось, поэтому приходиться покорно подчиняться его воле.
Позади братьев едет свита, немногочисленная – сегодня всего трое. Двое бойцов и личный учитель, высокий, с короткими пепельными волосами и скучающим взглядом. Его левую бровь рассекает старый шрам, видимо, полученный в бою. Серая кобыла под ним едет медленно и неохотно, будто сейчас уснёт, поэтому всаднику приходиться постоянно понукать её.
Несомненно, сыновей барона и их свиту редко можно увидеть в столь дальнем уголке их угодий. Чаще всего они не доезжают до этой деревеньки, на полпути сворачивая обратно в замок. Уж слишком долга дорога сюда. Но многие жители не стали обращать внимание, слишком занятые своими делами – в этом году осень пришла намного раньше, что создало много лишних проблем для местных крестьян, и лишь несколько мальчишек бежали вслед за лошадьми, радостно крича.
- Учитель Какаши, как вы думаете, в этом году снег выпадет раньше обычного? – спросил младший брат, чуть оборачиваясь назад. Мужчина поежился в седле, выше натягивая длинный шарф, закрывающий пол-лица, и немного погодя ответил.
- Думаю да. Зима будет холодной и долгой.
- А почему ты спросил, Саске? – обратился к брату старший. - Хочешь, чтобы занесло дороги и эти вылазки в деревни прекратились?
Итачи был близок. Объезды прекратятся, зато начнётся кое-что другое. Охота, дикая и необузданная, когда леденящий ветер свистит в ушах и гонит дальше. Можно будет покинуть замок на несколько дней, а слуги прикроют, сказав отцу, что у тебя началась мигрень от постоянной вьюги и что ты не хочешь выходить из комнаты. А на самом деле нестись сквозь лесную чащу за полудохлым уставшим лосем, сморенным зимой и голодом. Но это – их тайна. И никто, ни отец, ни даже мать, не должны знать, что их сыновья, в облике чёрных волков, гонят добычу в заснеженную пургу через лес.
Саске, хмыкнув под нос, объехал жеребца брата, и вдруг неожиданно остановился. Его взгляд пал на молодого паренька, закутанного в длинный тёмно-коричневый плащ. Он стоял у старого деревянного заборчика, прилаживая к нему одну из прогнивших серых досок. Торчащие золотистые волосы и синие, словно небо, глаза. Определенно, это был тот самый вампир, что ночью загрыз оленя в лесу. Но что он делает здесь, да ещё и днём? Разве кровопийцы не сгорают от солнечного света? Или может быть Саске ошибся и это самый обыкновенный мальчишка?
Паренек оторвался от своего занятия и их взгляды встретились. На миг его глаза расширились от удивления, будто он увидел старого знакомого, однако потряс головой, отгоняя наваждение, и тот час же лучезарно улыбнулся всадникам. Он хотел что-то сказать, но внезапно из ближайшего амбара раздался оглушительный грохот, будто там что-то упало, и грубая женская брань в адрес некого «безрукого старикашки».
- Наруто, - крикнул мужской голос: - Иди сюда и помоги мне! Потом разберешься с этим забором.
Юноша вновь посмотрел на свиту и виновато улыбнувшись, побежал на шум. А Саске так и стоял, смотря ему вслед, словно зачарованный. Его оторвал Итачи, похлопавший брата по плечу и шепнувший на ухо: «Ты тоже узнал нашего ночного странника?». Он повернулся к брату, понимая, что тот тоже видел вампира.
- Но почему днём? – еле слышно спросил он. Итачи лишь пожал плечами. Он и сам хотел бы знать, почему этот парень стоял на солнце.
- Что случилось, Саске? – спросил Какаши, подъехав поближе. – Ты знаешь Наруто?
- Наруто?
- Ну да. Тот паренёк, что был по ту сторону забора.
- Кто он?
- Ну… как бы тебе сказать, - учитель вздохнул, поудобнее устаиваясь в седле. – Помнишь, я рассказывал тебе о графе, что жил по ту сторону гор? Его владения граничили с владениями семьи Учиха и их разделяли горы, - учитель сделал паузу. - 10 лет назад граф возглавил королевские войска во время мятежей и погиб в одном из сражений. Дома у него осталась лишь жена и маленький сын – тот самый, которого ты сейчас видел, - Теперь Саске действительно удивился. «Этот парень – графский отпрыск? Но тогда что он делает здесь – в этой забытой всеми деревушке?». Поток мыслей прервал Какаши, продолжая.
- Его мать – Кусину, отравили спустя год, и его самого, как наследника отцовских земель, пытались убить. Да вот только Джирайя, тогда ещё бывший советником короля, вступился за него. После этого он оставил своё место в Совете и ушёл. Стал отшельником и опекуном Наруто, хотя до сих пор считается сильнейшим воином в королевстве. А теперь эти двое путешествуют, не останавливаясь нигде на долгое время.
«Это довольно таки интересно,– подумал Итачи, когда они продолжили путь. – Мне кажется из этого точно что-нибудь выйдет».

Обжигающе холодный ветер дует в спину, трепля угольно-чёрную волчью шерсть. Зима действительно пришла рано, занося дороги и колеи ослепительно белыми хлопьями. Одинокая луна, только выплывшая на небо, освещает снег, из-за чего он начинает переливаться, будто мельчайшие осколки стекла. Лапы глубоко проваливаются в сугробы и идти становится сложно. Но волк идёт, несмотря на яростные порывы вьюги, будто пытающейся сдуть одинокого зверя с пути. Переставляя лапы он практически не видит куда ступает, но это его не останавливает.
Конечный пункт его пути – одинокая лесная сторожка в самой глубине леса. В единственном маленьком окне горит свет – внутри кто-то есть. Дверь закрылась сразу, только черная тень быстро юркнула внутрь, не пуская холод и ветер. Его уже давно ждали. Здесь было тепло. Небольшая печка, примостившаяся в самом углу, согревала стены и скудную мебель. Волк стряхнул хлопья снега с шерсти и поднявшись на задние лапы, обратился восхитительным юношей.
- Я уже начал думать что ты не придёшь, - не менее очаровательный блондин стоял у двери, всё ещё сжимая дверную ручку в своей ладони. Его глаза пылали алыми искорками, отражая свет лампы, висевшей на стене. Он вплотную подошёл к парню, зарываясь тонкими изящными пальцами в чёрный шёлк волос и проводя кончиком носа от губ до мочки уха.
- Ну я же обещал прийти, - с усмешкой в голосе сказал брюнет. Юноша улыбнулся, отстраняясь, но лишь для того, чтобы заглянуть в антрацитовую бездну глаз другого.
- Я так долго ждал тебя, Саске, - брюнет коснулся кончиками пальцев щеки блондина. Тот вздрогнул, прижимаясь сильнее. – Холодные.
- Прости, - сказал юноша. Во взгляде блондина заиграли искорки. Дразня, он коснулся губами шеи. Зима только начиналась.




@темы: фанфики, Наруто

URL
   

Заметки "Дикой Луны"

главная